Суббота, 25.11.2017, 10:48
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
Категории раздела
Вопросы и ответы [289]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дополняем НБРАС [5]
Сюда можно направлять все предложения, дополнения и замечания по содержанию "Нового Большого русско-английского словаря" Д.И. Ермоловича и Т.М. Красавиной
Дискуссии и полемика [82]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам

Вопросы-ответы, дискуссии

Главная » Вопросы-ответы, дискуссии » Вопросы и ответы

Selfie, или поиск соответствий для новомодных слов
23.06.2017, 20:59
Роман (г. Мурманск):
Как Вы относитесь к предложению Владимира Жириновского отказаться от слова "селфи" и называть фотографии себя, сделанные самостоятельно, по-русски - "себяшками"?
Когда я впервые услышал эту новость по радио, мне она показалась довольно забавной. Мол, даже такие вопросы обсуждаются в нашей Думе. Тем не менее, вопрос не совсем праздный, когда дело касается перевода. Что Вы советуете своим студентам, когда они встречают новомодные слова из английского языка и еще не до конца или плохо освоенные в русском? Транскрибировать их и брать в кавычки или любыми средствами стараться найти им более удачное соответствие? Я думаю, в таких случаях всегда будет некое компромиссное решение между словотворчеством и необходимостью учитывать существующие тенденции. Вот я, к примеру, не слышал пока нигде, чтобы начали говорить "я сделал пару себяшек" или "мама прислала вчера себяшку". Получается, что селфи как явление и как языковая единица оказалась настолько уникальными, что пытаться найти ей замену вряд ли удастся. Как Вы считаете? Это как с лайками с соцсетях. Я участвовал в одной дискуссии, где предлагали вариант "отзыв" или "оценка", если использовать их в связном тексте (в отличие от подписи "Мне нравится" к графическим элементам, например, сердечкам). Однако отзывы ведь бывают и отрицательными, а лайки - это всегда одобрение или симпатия. Я в прошлом геймер (еще одно слово, которое по оттенку отличается от русского слова "игрок") и знаю, что в игровой и вообще компьютерной индустрии очень мало кто говорит: "пришли мне снимок с экрана", заменяя все эти снимки словом "скриншот" или "скрин". Понятно, что в инструкции или энциклопедии по сетевым технологиям использовали бы другое соответствие (например копия экрана или тот же снимок, хотя само слово, на мой взгляд, взывает ассоциации с фотографией, чем с компьютером - все делается с помощью мыши, а не спуска затвора),то есть переводчик учитывает тип текста, но он встает и перед выбором: доступность для широкой аудитории или направленность для специалистов. Бывает, что переводчик старается дать более интересный вариант перевода, а в ответ слышит: "Зачем Вы городите огород, когда уже все и так привыкли к (далее следует слово, которое устоялось в той или иной форме, хоть и не совсем освоенной русским языком)". Вспоминаются беседы с Гальченко Евгением Алексеевичем, моим бывшим преподавателем письменной и устной практики, а также практикующим синхронистом, который говорил, что переводчику не нужно всегда идти по пути наименьшего сопротивления, а пытаться творчески подойти к тексту. Мне всегда нравилось, как он прививал нам привычку искать пусть и необычные, но яркие варианты, которые отличались бы от блеклых и часто стилистически некорректных вариантов. Какой точки зрения Вы придерживаетесь как преподаватель?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Творческий подход переводчика к тексту я в целом приветствую. Но и «идти против течения» не рекомендую. Сам я занимаю обычно консервативную, но гибкую позицию. Я не люблю варваризмы, и если есть адекватное слово (термин) с русскими — или пусть иностранными, но давно прижившимися — корнями, использую именно этот термин. Но в то же время я слежу за тем, как развивается языковое словоупотребление, и если профессиональная среда единодушно принимает тот или иной термин, бывает и трудно, и бесполезно идти против течения, приходится приспосабливаться к запросам тех, для кого переводишь.

Приведу пример. Мне приходилось синхронно переводить конференцию, посвящённую медицинскому оборудованию. В текстах часто фигурировал термин liner, который я переводил, естественно, как прокладка. Российские участники — врачи, работающие с этим оборудованием, — все как один говорили «лайнер». Разумеется, я не стал сразу под них подстраиваться, а продолжал употреблять более корректный термин. Однако в тех же устройствах, о которых говорилось на конференции, использовался расходный материал, именуемый gel pad, буквально — «гелевая подкладка». Именно её врачи и называли прокладкой. Назначение и функции этих предметов (liner и pad) были разными. Поэтому, чтобы не запутывать специалистов, я всё же счёл более правильным (с технической, конечно, а не с лингвистической точки зрения) переключиться на их терминологию и в качестве соответствия для liner стал употреблять слово «лайнер». Главное всё-таки — цель и результат коммуникации, они при прочих равных условиях имеют приоритет над её формой.

Сказанное касается в первую очередь сферы технического перевода, где мы работаем прежде всего для заказчика. В тех видах перевода, где степень свободы переводчика выше (например, в художественном и публицистическом), естественно, можно более активно отстаивать чистоту языка.

Что касается всяких придумок типа себяшки, то пусть, конечно, те, кому хочется, развлекаются ими, но переводчику я бы не рекомендовал их внедрять. Мне вообще неизвестны случаи, когда некое лексическое нововведение переводчика вытеснило бы из употребления какой-то варваризм. Это под силу только неким официальным авторитетам. В своё время, как мы знаем из истории, упорядочил заимствования из латыни и греческого Ломоносов, стоявший во главе Российской академии наук. Во Франции успешно борется с варваризмами Académie française, в странах Балтии — языковая полиция. У нас такого органа, наделённого серьёзными полномочиями в сфере языкового регулирования, нет, а индивидуальные усилия, на это направленные, ни к чему не приведут.

Остаётся надеяться, что язык сам всё отрегулирует. В конце концов, после нормандского завоевания английский язык пережил настоящую лексическую катастрофу под натиском французского, однако кто знает — может быть, в конечном итоге она пошла ему только на пользу: язык приобрёл гибкость, позволившую ему сегодня стать мировым языком.

Добавил: CenturyTranslator | Контактное лицо: Роман E
Просмотров: 330 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]