Вторник, 19.06.2018, 13:18
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
Категории раздела
Вопросы и ответы [300]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дополняем НБРАС [10]
Сюда можно направлять все предложения, дополнения и замечания по содержанию "Нового Большого русско-английского словаря" Д.И. Ермоловича и Т.М. Красавиной
Дискуссии и полемика [87]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам

Вопросы-ответы, дискуссии

Главная » Вопросы-ответы, дискуссии » Дискуссии и полемика

Родительный вместо дательного
06.03.2018, 15:43
Михаил Александрович Рысов (г. Тревизо):

Уважаемый Дмитрий Иванович,
известны ли Вам причины возникновения в русском языке ложных семантических синтагм, таких, как, например, "изменник Родины" и "молитва Иисуса"? В обоих примерах родительный падеж заменен дательным, в результате чего искажается смысл синтагмы. Как изучающий раннее христианство и историю церкви, я пробовал взобраться по этимологической лестнице "молитвы Иисуса", обратившись к церковнославянскому и греческому тексту знаменитой молитвы Григория Синаита: "Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй мя грешнаго". Результат неожиданный: не только в церк.славянском, но и в греческом (койнэ), синтагма образована через датив, и в некоторых источниках эта молитва действительно называется «молитвой Иисуса» (Προσευχή του Ιησού). Тогда я обратился к одному своему коллеге-греку с просьбой о разъяснении. Он сообщил мне, что и сам, не менее моего, удивлен этим обстоятельством. Однако, уточнил: грамматически правильным будет Προσευχή εις τον (или στον) Ιησού (дат.), - «молитва Иисусу».

Я предпринимал также попытки узнать мнение церкви об этой проблеме, но вразумительного ответа не получил. Приводил примеры притяжательных прилагательных из библейской тематики, перевод которых на русский не исказил их первоначального смысла: Валаамова ослица, Соломонов храм, Иоанново крещение. Все безрезультатно! Их логика такова: в греческом и церк. славянском употребление падежей не совпадает с соврем. русским языком (что верно только отчасти). Однако, сегодняшняя церковь говорит с обществом на русском языке, и остается непонятно, почему они держатся за ложные синтагмы, искажающие смысл того, что они выражают.
Хотелось бы знать Ваше мнение по этой проблеме.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Уважаемый Михаил Александрович, Вы подметили интересное явление. Но сначала определимся с терминами. То, что Вы называете «ложными семантическими синтагмами», я бы назвал словосочетаниями с немотивированным (или контринтуитивным) грамматическим управлением. Также Вы, видимо, допустили описку во фразе: «В обоих примерах родительный падеж заменен дательным» — скорее всего, хотели написать обратное, т.е. что «дательный падеж заменён родительным».

Действительно, если мы говорим: «измена родине», где родине — форма дательного падежа, то почему употребляется выражение «изменник родины», а не «изменник родине»? Кстати, именно такую формулу использовали некоторые писатели, например:

Ты предатель, татарский навоз! Ты изменник родине! Тут же кипчакские ханы набросились на посла, закололи его кинжалами, а двух его спутников-монголов избили. [Василий Ян. Чингиз-хан (1939)]

В то же время следует признать, что словосочетание «изменник родины» встречается в литературе гораздо чаще, в том числе и у таких мастеров слова, как А. Солженицын, Ю. Герман, А. Твардовский, Л. Чуковская и др. (по данным Национального корпуса русского языка). Оно каким-то образом вытеснило более логичное, казалось бы, словосочетание. Объяснить это я могу только тем, что в устойчивых языковых выражениях есть очень много немотивированных, алогичных и даже противоречивых вещей. Один из первых примеров, которые приходят в голову, — словосочетание красные чернила. Ведь чернила, по логике, — то, чем чернят, чёрная краска, и она вроде бы не может быть красной. Тем не менее мы так говорим. А вот белила, напротив, не могут быть никакого другого цвета, кроме белого.

Я думаю, что словосочетание изменник родины потому прижилось в языке, что его невозможно интерпретировать в каком-то ином смысле и все понимают это выражение правильно. Кроме того, здесь могло сказаться и влияние другого словосочетания — предатель родины, в котором слово предатель требует после себя родительного падежа.

Что же касается словосочетания «молитва Иисуса», то здесь, по-моему, замены дательного падежа родительным быть не должно, потому что обе формы возможны и имеют различный смысл: «молитва Иисуса» означает «молитва, которую возносил Иисус», а если имеется в виду молитва, которую возносят Иисусу Христу, следует, на мой взгляд, говорить «молитва Иисусу». Впрочем, отмечу ради объективности, что у сторонников первого варианта тоже есть аргумент: его можно рассматривать как церковно-религиозную идиому, а форма идиом не всегда нормативна, и их целостное значение, как мы знаем, не всегда вытекает из значений их компонентов. Какой из приведённых аргументов сильнее — пожалуй, каждый решает сам.

Добавил: АлЛапин | Контактное лицо: Михаил Рысов, г. Тревизо, Италия E
Просмотров: 293 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1 Tondespotin   (07.03.2018 00:49)
Благодарю Вас за разъяснения!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]