Пятница, 20.05.2022, 17:39
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
Категории раздела
Вопросы и ответы [421]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дискуссии и полемика [98]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам

Вопросы-ответы, дискуссии

Главная » Вопросы-ответы, дискуссии » Дискуссии и полемика

Подготовка переводчика: мы и «они»
17.03.2022, 20:34
Роман (г. Мурманск):
Здравствуйте, Дмитрий Иванович!

Недавно прослушал интервью Андрея Фалалеева об этике переводчика и необходимости непрерывно расширять, а также обновлять свои знания, чтобы обеспечить полноценный контакт между участниками речевого акта. Насколько я помню, здесь уже кто-то интересовался его методикой, и Вы сдержанно отнеслись к ее оценке. Дискуссия на эту тему также велась на сайте "Город переводчиков", но мнения разделились. Его главный довод сводится к тому, что нужно идти от практики к теории, а не наоборот, чем "славится", по его мнению, российская школа, которая ничем, кроме пустого теоретизирования и невнятного диссертационного жаргона, не обогатила науку, которую мы в России именуем переводом. В интервью он высказался резко и однозначно: та муть, которую мы объявили наукой. Разумеется, это личное мнение отдельного мастера, который себя считает тренером, а не преподавателем. Скорее всего, здесь коренятся глубинные различия между школами в США, если там вообще можно говорить о традиции перевода, и России. В связи с этим у меня вопрос: такой подход американских преподавателей к переводу был всегда, или там тоже были свои Рецкеры, но сегодня вымерли, как динозавры, а их наследие представляет интерес лишь для отдельных представителей профессии? Думаю, что не в последнюю очередь такой чисто утилитарный взгляд на перевод подпитывается коммерческой идеологией: есть набор неких навыков, которым можно научить любого, чтобы успешно зарабатывать. А значит, нет смысла плодить каждый год неучей, которые после 5 лет вуза не в состоянии перевести на нормальный русский язык текст из Интернета? Среди иных формулировок: что толку от уровней эквивалентности Камиссарова, если вчерашний выпускник не может разобраться в договоре на поставку оборудования? В таком случае, весь процесс обучения уподобляется вытачиванию деталей на станке по шаблону, что к переводу имеет мало отношения. Да, в переводе сочетаются и механика, и искусство, однако отсутствует понимание диалектики процесса. И тут же Фалалеев говорит о том, что следует учитывать дуальность нашего мира. Может, здесь претензия к тому, что русской школе, как и литературе, свойственно слишком глубоко вникать в детали, которые, по мнению западных менеджеров от образования, можно упростить до состояния манной каши и пуститься в бой, а там уже и рука набьется? Ольга Владимировна Петрова в своей книге "Подготовка переводчиков. Размышления преподавателя перевода" чуть ли не караул кричит на каждой странице, приводя примеры катастрофического состояния отрасли в том, что касается общего уровня языковой компетенции и техники перевода. Полуян и Погодин - блистательные, на мой взгляд, не только практики, но и теоретики нашего времени. Их полезно читать даже тем, кто не занимается синхроном, потому как они регулярно наблюдают, обобщают и анализируют свой опыт на живых примерах. Да, конечно, я не говорю, что Фалалеев - дикарь по сравнению с ними, но, если исходить из его видения, они и занимаются той самой мутью под названием переводоведение. Он заметил: "Мне вообще странно слышать такое сочетание, как переводчик-практик. Если переводчик не практик, он не переводчик в принципе".
Второй вопрос: Вы видели Фалалеева в деле? Он действительно демонстрирует высший пилотаж, с которого стоит брать пример? И третий вопрос: Разделяет ли его принципы Павел Русланович, к примеру? Он ведь учился в СССР, а не в Монтерейском институте. Получается, что Миньяр-Белоручев ("Методика обучения переводу на слух") и Чернов ("Теория и практика синхронного перевода") занимались схоластикой, когда писали про вероятностное прогнозирование и прочие методы? Это ведь тоже теоретические разработки. Можно ли сказать, что они перевели бы хуже Фалалеева, раз они столько лет изучали этот вопрос?
Мне трудно судить о ценности методики, так как я и не синхронист, но сборники упражнений Фалалеева - а выпущено уже 10 изданий на разные темы - вроде неплохое подспорье. Предлагаются приемы, которые мне кажутся интересными и для письменного перевода (конструкции с as, while, though и так далее). Даются краткие пояснения к тому или иному явлению, а далее - параллельные тексты в виде таблицы для отработки. Вначале почти каждого сборника новый перечень словосочетаний. Правда, как Вы верно заметили, изучать лексику лучше всего по тематическому принципу, что расходится с подходом Андрея, который считает, что нужно быть заранее готовым отражать любые, по его выражению, "летящие" на него слова и выражения, воспринимаемые им как потенциальная угроза.

Прошу прощения, если часто ухожу в посторонние замечания.

С уважением
Роман

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Приветствую, Роман! О том, нужны ли переводчику хотя бы базовые научные знания и как они способны помочь ему в практической деятельности, я неоднократно высказывался в своих лекциях и интервью (например, в лекции «Что даёт теория перевода практическим переводчикам» или в нашей беседе с П. Палажченко «Профессиональные диалоги» ).

Честно говоря, я не очень понимаю, что побуждает г-на Фалалеева с такой настойчивостью сражаться с наукой о переводе. Да, отработка практических навыков и автоматизмов, которую он ставит во главу угла своей методики подготовки переводчиков, — дело очень полезное, но не из одних же автоматизмов состоит труд переводчика. Нам неизбежно и постоянно приходится решать нестандартные задачи, для чего нужно владеть более высоким уровнем обобщения и осмысления принципов перевода, чем выдача формул, «отскакивающих от зубов».

Нет, я не видел и не слышал Фалалеева «в деле», поэтому судить о том, насколько высок его «пилотаж», не могу. Но подчеркну, что настоящие асы синхронного перевода, реальную блестящую работу которых мне доводилось наблюдать (иногда переводя в той же или соседней кабине), — В.Н. Комиссаров, А.Д. Швейцер, Г.В. Чернов, М.Я. Цвиллинг, Ю.А. Денисенко, И.В. Полуян и многие другие — именно от собственной практики шли к теоретическим обобщениям, видя в этом настоятельную необходимость и пользу, и так создавали науку о переводе.

В одном я, пожалуй, соглашусь с Фалалеевым: в нашей стране и впрямь развелось чрезмерно много бездарных «филологов», которые, не будучи способны грамотно перевести на иностранный язык ни одной фразы, делают вид, что разрабатывают «теорию» перевода, тоннами плодя бессодержательные, бесполезные статьи и диссертации и присваивая друг другу в псевдоучёных советах псевдоучёные степени за эту (действительно) муть.

Короче говоря, я бы отделил настоящую теорию перевода, которую создали наши классики и продолжают развивать очень немногие учёные, от океана псевдонауки, захлестнувшего нашу академическую среду.

На вопрос о том, были ли в США свои Рецкеры, отвечу так: если не считать Юджина Найду, то, пожалуй, и не было. Помимо российских (советских) учёных, реальный вклад в теорию перевода внесли европейцы, да ещё франко-канадец Ж.-П. Вине вместе со своим соавтором Ж. Дарбельне.

Вы спросили о П.Р. Палажченко — полагаю, что он разделяет мои взгляды. Мы ведь с ним ученики одних и тех же учителей.

Добавил: CenturyTranslator | Контактное лицо: Роман, г. Мурманск
Просмотров: 177 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]