Суббота, 25.05.2019, 22:29
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:

Вопросы-ответы, дискуссии

Главная » Вопросы-ответы, дискуссии (417)

Переход к страницам с материалами: 1-7 8-14 15-21 ... 407-413 414-417

Вопросы и ответы [332]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дополняем НБРАС [13]
Сюда можно направлять все предложения, дополнения и замечания по содержанию "Нового Большого русско-английского словаря" Д.И. Ермоловича и Т.М. Красавиной
Дискуссии и полемика [89]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам

Содержание:


Последние 7 материалов из всех рубрик раздела:

Илья (г. Москва):
Дмитрий Иванович, здравствуйте!

Хотел Вас спросить о двух моментах из работы личного переводчика В.В. Путина в интервью последнего Оливеру Стоуну. Посмотрев все четыре части на английском, мне запомнились два эпизода.

1) Стоун задает Путину безобидный вопрос:

My producer, Fernando, said I should ask you a question: do you ever lose it? He says you’re so rational every time you’re asked a question—do you ever have a bad day?

Переводчик перевел "bad days", на мой взгляд неудачно, как "плохие дни". Президент уловил смысл, которого не было в оригинале, и ответил так, что в результате во всех англоязычных СМИ появилось что-то вроде этого: https://www.theguardian.com/world....a-woman

На Ваш взгляд, это был переводческий провал или нет? Ведь глава государства по сути с подачи переводчика получил плохую прессу.

2) В последней серии Путин говорит Стоуну: В Древнем Риме был такой Марк Порций Старший, который все свои речи заканчивал, с чего бы ни начинал, одним и тем же: «И все-таки я считаю, что Карфаген должен быть разрушен». Затем переводчик сразу же, без запинки и видимых усилий, все правильно переводит с правильными именами собственными Marcus Porcius the Elder и Carthage.

Здесь мне интересно: это была "домашняя заготовка"? Переводчик слышал, как Путин в прошлом говорил на эту тему и заранее посмотрел эти слова? Или он настолько гениален, и у него есть свободное время, чтобы осваивать политиков Древнего Рима? Есть ли вообще предел знаниям президентских переводчиков или они могут на лету переводить все? К слову, в книге, выпущенной в США по итогам интервью, в начале есть такой дисклеймер: Since Putin’s words were translated from Russian, we took the liberty of fixing grammar, unclear language, and various inconsistencies.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

1) По поводу "bad days" — «плохие дни». Ну, можно, конечно, предлагать какие-то другие варианты, но ошибки в переводе я не вижу. Понятие "bad" настолько широко, что какой-нибудь конкретизирующий перевод мог бы сослужить переводчику медвежью услугу. Я очень хорошо помню, как в одном из интервью того же В. В. Путина спросили: "Do you have any problems with the fact that...?", и переводчик, не желая прибегать к корявой кальке с «проблемами», решил перевести так: «А вас не смущает тот факт, что...?» Кто бы мог подумать, что у Владимира Владимировича такая формулировка вызовет раздражение, но он ответил: «Меня вообще ничего не смущает!» И вот прикиньте, как переводить такой ответ, если спрашивающий ни о каком «смущении» не упоминал.

Но вернёмся к «плохим дням». Я думаю, что смысл, которого не было в оригинале, не появился и в переводе, потому что и по-русски в таких случаях говорят (насколько я знаю) не о «плохих», а о «критических» днях или женском «недомогании». Думаю, что данный смысл был «вчитан» в вопрос искусственно просто для того, чтобы уклониться от прямого ответа, избежать разговора о каких-то неудачах или ощущении не до конца выполненной задачи. Психологически это понятно, и политики часто прибегают к подобным приёмам.

2) Теперь о передаче античных имён и названий. Была ли это «домашняя заготовка», как Вы говорите, я не знаю. Не исключаю, что переводчику могли дать вопросы [заготовки] заранее. Но если даже реплика не была ему заранее известна, никакой «гениальности» в правильном построении английских эквивалентов для этих имён собственных я не вижу. Более того, считаю, что приличный переводчик таким умением должен обладать в обязательном порядке. Уж, по крайней мере, от переводчиков моего поколения это ожидалось. Мы на переводческом факультете Инъяза в течение двух лет изучали латинский язык. И фразу «Карфаген должен быть разрушен» (как и многие другие крылатые слова и выражения) знали (и знаем, конечно, до сих пор) и по-русски, и на латыни, и по-английски. И нас учили тому, как латинские (и вообще древние) имена собственные соотносятся с русскими и английскими эквивалентами, как они произносятся по-английски. Это КРИТИЧЕСКИ ВАЖНО ЗНАТЬ ПЕРЕВОДЧИКУ!

Ну, подумайте: на латыни (и в значительной мере других древних языках) держатся огромные пласты научной терминологии, почти вся номенклатура химии, биологии, медицины! Без знания механизмов построения русско-английских соответствий (по таким схемам, как Юлий — Julius, Кай — Caius, Страбон — Strabo, Карфаген — Carthage, Марфа — Martha, Варвара — Barbara) невозможно переводить тексты по истории, религии, искусству, а реалии из этих областей культуры и знания могут встретиться в переводе практически любого текста, в самой непредвиденной ситуации.

Так что мой совет любому, кто прочтёт эти строки: если для вас знание соответствия «Карфаген — Carthage» — признак гениальности, то я вас обрадую: вы легко можете стать столь же гениальным переводчиком. Изучайте латынь, а при возможности и греческий! Не пожалеете — пригодится!

Вопросы и ответы | "Bad days" и Марк Порций Старший Просмотров: 65 | Дата: 20.05.2019 | Рейтинг: 4.5/2 | Комментарии (5)
Лианна (г. Прага, Чехия):
Добрый день, уважаемый Дмитрий Иванович!
Я живу в Праге и работаю судебным переводчиком чешского, русского и белорусского языков. На днях в нашей ФБ группе чешских судебных переводчиков возникла дискуссия по поводу того, как правильно написать в документе на русском языке название чешской улицы Chopinova (названа в честь композитора Ф. Шопена). Предлагаются варианты "ул. Шопена", "ул. Шопенова", ул. "Шопинова", "ул. Хопинова". Мы никак не можем прийти к однозначному решению, не могли бы Вы высказать свое мнение на этот счет? Заранее благодарна за время, уделенное данному вопросу.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Добрый день, Лианна. Принцип здесь такой: надо транскрибировать название пражской улицы так, как оно произносится по-чешски. Я полагаю, что она произносится [шопенова], потому что фамилия польско-французского композитора Шопена (Chopin) и по-чешски произносится с приближением к французскому звучанию. Соответственно, рекомендуемый вариант передачи —

ул. Шопенова.

Уважаемый Дмитрий Иванович!

Суть моего вопроса станет ясна после того, как я приведу три коротких отрывка из одного детективного рассказа (автора и название по понятным причинам не разглашаю) о человеке, которого подозревают в краже:

1. "Did you take the stuff, Mr. Sand?"
"Gentlemen, I am telling the truth. I did not take the cash or the bonds. That is only my unsupported word, but anyone who knows me will tell you that I can be relied on."

2. "... [My uncle] asked me directly whether I was responsible for the loss and I told him exactly what I told you: I did not take the cash or the bonds. Since he knows me well, he believes me."

3. "I couldn't help but notice since I made up my mind to listen to your exact words as soon as I heard that you never lied. Each time, you said, 'I didn't take the cash or the bonds.' "

"And that is perfectly true," said Sand loudly.

"I'm sure it is, or you wouldn't have said so. Now this is the question I would like to ask you. Did you, by any chance, take the cash AND [в оригинале выделение курсивом] the bonds?"
There was a short silence. Then Sand rose and said, "I'll take my coat now. Goodbye. I remind you all that nothing that goes on here can be repeated outside."

Итак, понятно, что здесь мы имеем дело с исключающим "или" (exclusive "or"), или же, если использовать термины формальной логики, строгой дизъюнкцией: "или - или". Вопрос, однако, заключается в следующем: входит ли это значение в семантическое поле русского "или" в той же мере, что и английского "or"?

Здесь следует отметить, что процитированный рассказ уже переводился на русский язык, и переводчики решили прибегнуть к дословной передаче: "Я не брал денег или бумаг". Но не выглядит ли в русском языке подобная конструкция несколько натянутой и сразу же подводящей к тому самому вопросу, который должен быть задан лишь в конце рассказа? Возможно,здесь дело в том, что в русском языке, в отличие от английского, существует двойное отрицание, поэтому "ни... ни" кажется куда более естественным вариантом - однако совершенно не подходящим в данном случае. Может быть, при переводе отрицания в положительное утверждение или хотя бы в вопрос эта шероховатость сглаживается? "Вы брали деньги или бумаги?" - "Нет", как кажется, звучит "более по-русски", чем "не брал деньги или бумаги"; но в таком случае получается, что Сэнд сумел ввести всех собеседников в заблуждение не столько благодаря собственному иезуитству, сколько благодаря тому, что ему повезло дважды услышать именно ту форму вопроса, на которую он мог дать лживый в своей логической истинности ответ.

Возможно, ради сохранения основной идеи рассказа можно переделать утверждение в противоположное, лишь совсем чуть-чуть изменив сюжет? "Я не брал деньги и бумаги". - "А брали ли Вы деньги ИЛИ бумаги?" Или же все-таки предпочтителен вариант, выбранный переводчиками?

Буду рад услышать любые Ваши соображения.

С уважением,
Тарас
Клим (Ейск):

Извините за беспокойство. Обращение касается первичной рекомендации по выбору варианта написания города для инвестиционного портала Ейского района.

Название города Ейск на английском языке пишут по разному: Yeysk, Yeisk, Eisk, Eysk, Jejysk, Jeisk, др. Наиболее популярные варианты — Yeysk и Yeisk.

Yeysk и Yeisk отсутствуют в Кембриджсокм и Оксфордском словарях. Однако Yeysk есть в Коллинзе и Мериэм Вебстер (Merriam-Webster's Geographical Dictionary), там же Yeisk может упоминаться как один их вариантов написания. Англоязычная Википедия и Британника используют Yeysk. Поиск показывает, что Yeisk — это скорее написание города на испанском языке.

В англоязычной литературе Ейск редко упоминался. Подсчёт энграмм в корпусе оцифрованных Гуглом книг первично показывает, обе версии используются издателями с переменной частотой: https://books.google.com/ngrams/graph?content=Yeysk%2C+Yeisk&year_start=1800&year_end=2000&corpus=15&smoothing=3&share=&direct_url=t1%3B%2CYeysk%3B%2Cc0%3B.t1%3B%2CYeisk%3B%2Cc0#t1%3B%2CYeysk%3B%2Cc0%3B.t1%3B%2CYeisk%3B%2Cc0. Многие из упоминаний приходятся на публикации русского происхождения, подгтовленные на английском языке. Это может служить одним из источников смещения в сторону Yeisk в последнее время.

Если транслитерировать Ейск по Приказу от 20 октября 2015 г. N 995 МВД РФ, то получиться Yeisk. Однако для Москвы, Санкт-Петербурга, Крыма и некоторых других топонимов используются их названия на английском языке, а не транслитерация. Возможно, выбор стандартов транслитерации из Приказа МВД, созданный преимущественно для водительских удостоверений, является спорным для выбора написания для инвестиционного портала Ейского района.

Вариант написания выбирается для инвестиционного портала. Написание Yeysk наиболее популярно среди международных предприятий — Google Maps, Bing Maps, Apple, Microsoft, Booking.com, TripAdvisor, Яндекс.Карты, Trivago.co.uk, др.

В целом, в словарях и литературе редко упоминается Ейск, но имеющиеся словари предпочитают Yeysk написанию Yeisk.

Дмитрий Иванович, подскажите, какую версию вы бы рекомендовали для инвестиционного портала Ейский район: Yeysk или Yeisk?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Столько источников Вы перебрали! А самый естественный — «Правила практической транскрипции» не использовали.

По этим правилам (c. 8–9), й после гласных (кроме и, ы) корректно передавать буквой i. Таким образом, правильный вариант написания Вашего города на английском языке — Yeisk.

Вопросы и ответы | Как писать Ейск по-английски? Просмотров: 381 | Дата: 18.03.2019 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Илья (Москва): Дмитрий Иванович, здравствуйте!

На сайте Вы отмечали, что "со времени выхода в 1964 году учебника Ю.М. Катцера и А.В. Кунина дидактическая ниша в области перевода с русского на английский фактически оставалась пустой". Я хотел узнать, актуален ли еще этот учебник, например, в качестве дополнения к Вашему? Может быть, в нем есть какие вопросы, которые Ваш учебник не рассматривает или рассматривает под другим углом?

Также мне очень интересна личность Юлия Морисовича Катцера. В интернете я не смог найти других его публикаций, и вообще информации о нем в сети практически нет. Кроме одного исключения.

В книге "Лубянка. Сталин и МГБ СССР. Март 1946 - март 1953. Документы высших органов партийной и государственной власти / Сост. В.Н. Хаустов, В.П. Наумов, Н.С. Плотникова. — М.: МФД: Материк, 2007" начиная с 221 странице есть протокол допроса арестованного Катцера Юлия Морисовича от 7 августа 1948 года, бывшего заместителя начальника кафедры Института иностранных языков Красной Армии. Возможно, это другой человек, но, судя по допросу, в детстве около десяти лет он прожил с семьей в Лондоне, а в 40-е годы работал преподавателем и переводчиком. Также, судя по предъявленным ему обвинениям, он был британским шпионом и, среди прочего, выдавал британской разведке информацию о советских вооруженных силах.

Если информация в протоколе действительно про Юлия Морисовича -- автора учебника, то мне очень интересно, как его жизнь сложилась дальше и какое к нему было отношение в вузовской и переводческой среде. Конечно, я знаю, что в те времена было достаточно людей, детство проведших за границей и потом более менее спокойно живших при советской власти, но тут в документах (если им можно доверять) явный шпионаж и предательство, за которое либо расстреливали, либо отправляли в лагеря.

Если человек в протоколе просто его полный тезка, то известно ли Вам что-нибудь про лингвиста Ю.М. Катцера? Почему именно он в соавторстве с А. В. Куниным написал долгое время остававшийся единственным учебник по переводу на английский? И почему же на протяжении полувека никто не писал новые учебники по переводу на английский, ведь в стране было так много замечательных переводчиков.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Думаю, что учебник Ю.М. Катцера и А.В. Кунина на сегодняшний день в основной своей части сохраняет лишь историческое значение: с тех пор кардинально сменилась эпоха, резкие изменения претерпели как русский, так и английский языки, иначе сегодня воспринимаются задачи перевода. Впрочем, в этом учебнике есть приложения, где рассматриваются и анализируются фрагменты переводов русской художественной литературы на английский язык. Думаю, что эти приложения могут и сегодня представлять интерес.

Что касается жизни Юлия Морисовича — он действительно пострадал от репрессий в послевоенный период, и упомянутый в цитированной Вами книге человек — без сомнения, именно он. Вам, возможно, небезынтересно будет узнать, как сплетаются человеческие судьбы: Юлий Морисович Катцер был моим соседом по коммунальной квартире. Правда, я тогда был ещё совсем маленьким ребёнком. Мама рассказывала, что Юлий Морисович был выпущен из лагеря после смерти Сталина в 1953 году и получил комнату рядом с той, в которой жила наша семья. Он был холостяк, и родители нередко приглашали его к нам на чай. Моя сестра Валентина (она постарше) хорошо помнит, как Юлий Морисович заходил к нашей семье в гости и даже часто играл с нею. В начале 60-х годов нашу огромную коммуналку на Сретенке (там жило около 20 семей) расселили, и он куда-то переехал. Уже, видимо, в этот период он работал в Московском педагогическом институте иностранных языков имени Мориса Тореза на переводческом факультете, где преподавал перевод на английский язык. Нет ничего удивительного, что он написал учебник в соавторстве с Ю.В. Куниным, который тоже работал в МГПИИЯ и тоже занимался переводом, хотя затем Юрия Владимировича стала больше интересовать фразеология, и от перевода как научной специальности он отошёл.

Юлий Морисович не только преподавал студентам, но и переводил на английский язык произведения русских писателей для издательств нашей страны. Когда моя сестра окончила инъяз, а затем осталась работать в нём, они снова стали общаться с Юлием Морисовичем, уже как коллеги-преподаватели. Я очень хорошо помню, что он даже предлагал ей попробовать свои силы в художественном переводе на английский, чтобы помочь ему переводить какие-то произведения Максима Горького для издательства «Прогресс». Но в силу некоторых обстоятельств у неё не получилось участвовать в этом проекте.

Юлий Морисович ушёл на пенсию в 70-е годы и, видимо, через какое-то время скончался. Мы почему-то узнали о его кончине лишь значительное время спустя.

На вопрос, почему после Катцера и Кунина никто не написал учебника по русско-английскому переводу, я затрудняюсь сформулировать какие-то логически безупречные объяснения. Но я поделюсь с Вами интуитивными ощущениями: когда я писал новый учебник (а писал я его долго — около десяти лет), я не торопился, потому что в душе испытывал абсолютно неколебимое чувство, что, кроме меня, за эту почти неподъёмную и отнимающую немыслимое количество времени и усилий задачу не возьмётся никто из моих современников. Чутьё меня не подвело. Всякие пособия и разработки — это пожалуйста, их пишут, а учебник (в полноценном системном смысле, основанный на научно-дидактической концепции и построенный как логический курс) — это дело совсем иное. (Разницу между учебником и учебным пособием я кратко изложил в своей лекции.) Но, конечно, не будь учебника Катцера и Кунина, по которому я в своё время учился, — не было бы и моего учебника. Мы все стоим на плечах титанов.

Юлий Морисович Катцер, разумеется, заслуживает нашей благодарной памяти. Не только как подлинно талантливый человек, но и как один из мучеников системы, который несмотря на то, что она его чуть не перемолола и не раздавила, обратил свои знания и талант ей на службу.

Алексей (Пенза): Уважаемый Дмитрий Иванович, помогите пожалуйста разобраться в следующем вопросе: как известно, в английском языке существует правило, согласно которому использование предлогов после причастия I определяется управлением исходного глагола. То есть, если инфинитив глагола требует после себя предлога of, то и причастие I, образованное от этого глагола, тоже будет иметь этот предлог. Поэтому имеем "to approve of someone's idea" и "... approving of the idea..."; "to respect an opinion" и "...respecting an opinion...". Но вот мы встречаем слово "deserve", и происходит нечто странное (во всяком случае, для меня): "to deserve respect" и "....deserving of respect...", "to deserve assistance" и "...deserving of assistance...". Это какой-то единичный случай, который нужно просто запомнить, или же я неправильно понимаю само правило? Пожалуйста, помогите разобраться.
Вопросы и ответы | Предлоги после причастия I Просмотров: 341 | Дата: 07.03.2019 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (4)
Ильмира (Казань):
Добрый день, Дмитрий Иванович!
Спасибо огромное за Ваши ценнейшие труды.
У меня есть Ваш учебник "Русско-английский перевод", я им очень часто пользуюсь.
Дмитрий Иванович, можно Вас попросить помочь разобраться в следующем вопросе, буду очень признательна. Как правильно будет перевести организационно-правовую форму - "частное учреждение" для Устава?
В полной версии я написала private institution, а в сокращенной написала только название музея без организационно-правовой формы. Может быть в сокращенной форме написать ChU?
Спасибо Вам заранее за Ваше время и внимание!
Посмотрела весь интернет, но не смогла

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Ильмира, спасибо за добрые слова. «Частное учреждение» Вы правильно перевели калькированием — private institution. Этот термин, в частности, включён в глоссарий ЮНЕСКО (см. здесь).

Что касается аббревиатуры ЧУ, то я не сторонник передачи подобных сокращений в принципе, но при переводе строгих юридических документов это бывает необходимо. Можно ради формальной точности написать ChU, но если Вы решите дать сокращение PI (от Private Institution), то, я думаю, и это будет неплохим решением. Фактически Вы, переводя учредительные документы, становитесь творцом англоязычной версии названия. Значит, сделайте её такой, чтобы и читалась легче, и смотрелась изящнее.


ПОИСК ПО САЙТУ