Понедельник, 21.05.2018, 14:20
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:

Вопросы-ответы, дискуссии

Главная » Вопросы-ответы, дискуссии (382)

Переход к страницам с материалами: 1-7 8-14 15-21 ... 372-378 379-382

Вопросы и ответы [298]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дополняем НБРАС [10]
Сюда можно направлять все предложения, дополнения и замечания по содержанию "Нового Большого русско-английского словаря" Д.И. Ермоловича и Т.М. Красавиной
Дискуссии и полемика [87]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам

Содержание:


Последние 7 материалов из всех рубрик раздела:

Дарина:
Здравствуйте. Меня очень интересует вопрос транскрипции ИС: Хизер Нойерт (анг. Heather Nauert). Знаем, что имя правильно Хедер. А что касается фамилии? Оно переписывается на основе английских правил? Если на основе американского произношения, то мне кажется, это неправильно. Почему эту фамилию переписывают так?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Ну конечно, такая транскрипция является никуда не годным искажением. Имя Heather Nauert произносится (в том числе и самой его обладательницей) ['heðəʳ 'nauəʳt] и по-русски должно писаться так: Хедер Науэрт.

Почему в разных русских источниках, в том числе и в русской Википедии, пишут нечто иное, я объяснить не могу. Скорее всего, от полузнания: видели когда-то, что немецкие фамилии Neuert и Näuert передаются как Нойерт, и решили, что это тот же самый случай. Но Nauert — во-первых, другая фамилия, а во-вторых, уже давно не немецкая, а современная американская. (Впрочем, и немецкая фамилия Nauert, если пишется через простое а (без умлаута), но не через ä, должна передаваться на русский точно так же — Науэрт.)

Вопросы и ответы | Почему так переделывают Heather Nauert? Просмотров: 416 | Дата: 17.03.2018 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
Михаил Александрович Рысов (г. Тревизо):

Уважаемый Дмитрий Иванович,
известны ли Вам причины возникновения в русском языке ложных семантических синтагм, таких, как, например, "изменник Родины" и "молитва Иисуса"? В обоих примерах родительный падеж заменен дательным, в результате чего искажается смысл синтагмы. Как изучающий раннее христианство и историю церкви, я пробовал взобраться по этимологической лестнице "молитвы Иисуса", обратившись к церковнославянскому и греческому тексту знаменитой молитвы Григория Синаита: "Господи, Иисусе Христе, сыне Божий, помилуй мя грешнаго". Результат неожиданный: не только в церк.славянском, но и в греческом (койнэ), синтагма образована через датив, и в некоторых источниках эта молитва действительно называется «молитвой Иисуса» (Προσευχή του Ιησού). Тогда я обратился к одному своему коллеге-греку с просьбой о разъяснении. Он сообщил мне, что и сам, не менее моего, удивлен этим обстоятельством. Однако, уточнил: грамматически правильным будет Προσευχή εις τον (или στον) Ιησού (дат.), - «молитва Иисусу».

Я предпринимал также попытки узнать мнение церкви об этой проблеме, но вразумительного ответа не получил. Приводил примеры притяжательных прилагательных из библейской тематики, перевод которых на русский не исказил их первоначального смысла: Валаамова ослица, Соломонов храм, Иоанново крещение. Все безрезультатно! Их логика такова: в греческом и церк. славянском употребление падежей не совпадает с соврем. русским языком (что верно только отчасти). Однако, сегодняшняя церковь говорит с обществом на русском языке, и остается непонятно, почему они держатся за ложные синтагмы, искажающие смысл того, что они выражают.
Хотелось бы знать Ваше мнение по этой проблеме.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Уважаемый Михаил Александрович, Вы подметили интересное явление. Но сначала определимся с терминами. То, что Вы называете «ложными семантическими синтагмами», я бы назвал словосочетаниями с немотивированным (или контринтуитивным) грамматическим управлением. Также Вы, видимо, допустили описку во фразе: «В обоих примерах родительный падеж заменен дательным» — скорее всего, хотели написать обратное, т.е. что «дательный падеж заменён родительным».

Действительно, если мы говорим: «измена родине», где родине — форма дательного падежа, то почему употребляется выражение «изменник родины», а не «изменник родине»? Кстати, именно такую формулу использовали некоторые писатели, например:

Ты предатель, татарский навоз! Ты изменник родине! Тут же кипчакские ханы набросились на посла, закололи его кинжалами, а двух его спутников-монголов избили. [Василий Ян. Чингиз-хан (1939)]

В то же время следует признать, что словосочетание «изменник родины» встречается в литературе гораздо чаще, в том числе и у таких мастеров слова, как А. Солженицын, Ю. Герман, А. Твардовский, Л. Чуковская и др. (по данным Национального корпуса русского языка). Оно каким-то образом вытеснило более логичное, казалось бы, словосочетание. Объяснить это я могу только тем, что в устойчивых языковых выражениях есть очень много немотивированных, алогичных и даже противоречивых вещей. Один из первых примеров, которые приходят в голову, — словосочетание красные чернила. Ведь чернила, по логике, — то, чем чернят, чёрная краска, и она вроде бы не может быть красной. Тем не менее мы так говорим. А вот белила, напротив, не могут быть никакого другого цвета, кроме белого.

Я думаю, что словосочетание изменник родины потому прижилось в языке, что его невозможно интерпретировать в каком-то ином смысле и все понимают это выражение правильно. Кроме того, здесь могло сказаться и влияние другого словосочетания — предатель родины, в котором слово предатель требует после себя родительного падежа.

Что же касается словосочетания «молитва Иисуса», то здесь, по-моему, замены дательного падежа родительным быть не должно, потому что обе формы возможны и имеют различный смысл: «молитва Иисуса» означает «молитва, которую возносил Иисус», а если имеется в виду молитва, которую возносят Иисусу Христу, следует, на мой взгляд, говорить «молитва Иисусу». Впрочем, отмечу ради объективности, что у сторонников первого варианта тоже есть аргумент: его можно рассматривать как церковно-религиозную идиому, а форма идиом не всегда нормативна, и их целостное значение, как мы знаем, не всегда вытекает из значений их компонентов. Какой из приведённых аргументов сильнее — пожалуй, каждый решает сам.

Дискуссии и полемика | Родительный вместо дательного Просмотров: 249 | Дата: 06.03.2018 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)
Данила, Москва:

Дмитрий Иванович, здравствуйте!
В данный момент я пишу дипломную работу по культурным аспектам имен собственных, которая в частности затрагивает вопрос переводческих трансформаций и способов передачи, применяемых в отношении онимов. Прочитав большое количество литературы по теме, убедился, что единого мнения у авторов по этому вопросу нет. Однако принимая вашу работу "Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи" как наиболее обширную и систематизированную, хотел бы спросить у Вас по поводу передачи некоторых имен, тип соответствия к которым я подобрать не могу (либо же плохо читаю):

1) топоним Versailles в русском языке известен как "Версаль", хотя это не сходится ни с французской транскрипцией, ни с транслитерацией. Считать ли такой вариант передачи традиционным соответствием, хотя "нетрадиционного" нет, и он известен только под таким именем?

2) существует ли какая-то временная граница существования кальки, когда она затем переходит в полноценный эквивалент оригинального имени и перестает восприниматься "инородно", или же, если калькировано, то это навсегда (ср. Salvation Army – Армия Спасения; Secret Service – Секретная служба и т.д.)?

3) когда Вы говорите о том, что организации подлежат смысловому переводу, и что для наиболее известных соответствия уже закреплены (с. 291) – какой тип соответствия имеется здесь в виду?

Надеюсь, вопросы не прозвучали глупо и достойны Вашего внимания. Спасибо!

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Как правило, я не беру на себя роль консультанта по студенческим дипломным и курсовым работам — это функция непосредственного научного руководителя. Но в данном случае сделаю исключение: будем считать, что Вы просто обратились ко мне за разъяснением некоторых положений моей книги «Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи». Итак:

1. Соответствие Versailles — Версаль, разумеется, является традиционным. Как отмечается в §1.9.1 моей книги,

К традиционным соответствиям отнесем те соответствия, которые существуют и утвердились в достаточно широкой коммуникативной сфере... до акта перевода. Такие соответствия не столько формируются переводчиком по каким-либо правилам передачи, сколько выявляются им и далее используются (либо не используются) в переводе.

На практике мы применяем термин «традиционное» к тем устоявшимся соответствиям, которые не согласуются с правилами регулярной передачи. (Регулярная практическая транскрипция ИС Versailles была бы *Версай.)

2. «Инородно» перестаёт восприниматься всё, что становится широко употребительным и общепринятым в той или иной коммуникативной сфере, а это зависит не столько от временны́х параметров, сколько от адаптации ИС к системе принимающего языка (прежде всего грамматической, с точки зрения склонения и словообразования). Взять хотя бы кальку Администрация США, которая некорректна, если исходить из строгих лингвистических критериев (это, конечно, никакая не «администрация», а Правительство США), но которая так давно укоренилась и распространилась, что мы уже почти не ощущаем её исконной ошибочности. (Хотя на самом деле ничто не мешает нам употреблять и более правильный термин.)

3. Смысловой перевод — подбор соответствия, при котором основное внимание уделяется передаче смысла наименования, состоящего из значимых слов, и это может быть калька, описательный перевод или функциональный аналог. Такой метод противопоставляется формальной передаче (например, смысловой перевод для Intelligence Service — Служба разведки, в отличие от Интеллидженс-сервис). Кальку можно отнести к виду смыслового перевода, когда она достаточно прозрачна и не искажает значение ИС, в противном случае смысловой перевод подразумевает функциональный аналог или описательное соответствие (один из любимых мною примеров — US Department of the Interior, что корректно переводится как Министерство природных ресурсов США, а вовсе не как *Министерство внутренних дел). Ещё один пример — рекомендованная мною передача ИС «Управление делами Президента РФ» как the Property and Facilities Management Office under the RF President, которая не так давно была наконец принята к использованию соответствующим государственным органом, а до этого переводилась бессмысленными кальками.

Вопросы и ответы | Типы соответствий имен собственных Просмотров: 248 | Дата: 05.03.2018 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
Александр Вироховский:

Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Иванович!
Я давно слежу за вашим сайтом (и покупаю ваши книги!), но написать решил только сейчас. Я, каюсь, сообщил о вашем решении уйти из журнала "Мосты" на форуме Фантлаба и вызвал дикуссию о ваших переводах (причем народ до сих пор не может успоиться). Речь идет о таком отрывке:

William Gilbert. GILES THE SWINEHERD

His cottage was close to the piggeries, and was situated on the extreme corner of the estate. The farm was very extensive, and as the pathways and roads on it were very bad, there was but little communication kept up, especially in winter, between Giles and the bailiff, whose house was on the opposite corner, nearest London.

Вы немного перетасовали текст (по-моему, право переводчика), но вот что пишет очень уважаемая в наших кругах КДМ: (Екатерина Доброхотова-Майкова):

Удачным был бы пример, где даже человек, от перевода далекий, понял бы, для чего перекроены фразы. То есть что в конкретном случае это позволило уйти от повтора местоимений, избавиться от придаточных, причастий и деепричастий, распутаться с тем, что было раньше, что позже и так далее — то есть решить какую-нибудь стандартную переводческую задачку. Тут я такого не вижу, а вижу, что и после перекройки фразы получились вполне громоздкие.

Не могли бы Вы высказать свое мнение?
Я обещаю, что, если вы не против, процитировать его на форуме. И еще прошу Вас не обращать внимания на резкость некоторых высказываний: народ там в целом достаточно молодой и очень горячий!

С уважением Александр Вироховский
Дискуссии и полемика | Обсуждение переводов Гилберта Просмотров: 545 | Дата: 10.02.2018 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (7)
Галина (Хабаровск):
Дмитрий Иванович, какова Ваша позиция относительно такого вопроса: "Должен ли переводчик делать переводческий комментарий, если встречает в переводимом тексте сложные для целевой аудитории номинации?"
Вопросы и ответы | Переводческий комментарий Просмотров: 367 | Дата: 05.02.2018 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (4)
Здравствуйте.
Очень часто японцы используют особую запись своих имён и фамилий в иностранных языках. Особенно часто это можно наблюдать у деятелей искусств в отношении слогового ряда на Р, которая заменяется на Л. К примеру, мангака Рэйдзи Мацумото и певица Руна Харуна используют для западной(от того я и назвал подобные имена "Международными") аудитории варианты с L: Leiji Matsumoto и Luna Haruna. И вот вопрос, нужно при транскрибировании на русский язык учитывать эти особенности адаптации своих же имён под иную аудиторию?
P.S.: часто так же в подобных целях японцы используют систему кунрэй-сики(Si, Ti, Tu, Hu, Zi), но мне кажется это уже явления другого порядка.
Дмитрий Иванович, здравствуйте!

В ответе на мою предыдущую реплику, Грамматические и фонетические проблемы на конкурсе синхронных переводчиков "Косинус", Вы написали, что «что-то у нас принципиально, кардинально НЕ ТАК во всей системе среднего и высшего языкового образования». Я очень благодарен Вам за подробный ответ и хотел бы продолжить дискуссию, написав про одну из причин такой ситуации с моей точки зрения: советские грамматические справочники, по которым продолжают учиться наши люди.

На мой взгляд, одной из принципиальных проблем нашего языкового образования является тот факт, что очень многие российские школьные учителя и преподаватели языковых и неязыковых вузов, составители учебных программ, а также выпускники и студенты считают, что по советским грамматическим справочникам К. Н. Качаловой и Е. Е. Израилевич, В. Л. Каушанской, Н. А. Кобриной, И. П. Крыловой и Е. М. Гордон и других авторов можно и нужно учить английскую грамматику. То есть по учебникам, написанным в 60-70-е годы прошлого века на основе британской литературы позапрошлого и раньше. Учебникам с устаревшими формами слов вроде to-day, to-night и boy-friend. Учебникам, в которых написано, что с названиями озер иногда употребляется определенный артикль. Учебникам с допотопными или вообще выдуманными названиями грамматических терминов (Pariticiple I и II, Complex Object, Objective with the infinitive construction, General Question, Special Question и т.д. – эти и другие термины перекочевали в современные русские учебники, написанные учениками вышеназванных авторов, и в результате постоянно слышны на уроках в школах и вузах. Эти термины совершенно не похожи на термины, которые употребляются в зарубежных грамматиках). Учебникам, которые написаны на псевдонаучном рунглише, который невозможно и совсем неинтересно читать и который ничего общего не имеет с тем, как пишутся аналогичные книги англичанами и американцами. Учебникам, которые НИГДЕ не указывают ссылки на теоретический материал, который их авторы, получается, просто украли из британских справочников начала XX века. Я не верю, что во 60-е годы советский человек мог самостоятельно собрать теоретический материал об английском языке без списывания у англичан и американцев.

Для комментаторов Вашего сайта, которые отлично знают русский и английский языки, но внимательно читать мысли других людей так и не научились, я подчеркиваю: я очень уважаю всех советских авторов английских грамматик. Они сделали большое дело для советских школьников и студентов, составив эти книги, потому что британские и американские учебники было невозможно достать, да и мало их еще было в 60-х даже в самой Англии.

Однако в нынешнее время изучать английский язык по книгам людей, у которых на тот момент не было доступа даже к англоязычным газетам и телевидению, просто странно. Современным студентам требуется знать особенности англоязычной грамматики, используемой в СМИ (включая интернет), а также знать азы академического, разговорного и просторечного английского (сленга и табуированной лексики). Необходимо знать различия между британской и американской орфографиями и вокабулярием. Требуются также упражнения на аудирование, чтобы, например, учиться отличать can от can’t в быстрой американской речи. Все это появилось в британских и американских грамматиках за последние десять лет.

Мне кажется, что наши современные русские авторы грамматик никогда не угонятся за английскими и американскими грамматистами. Наши, кстати, и не пытаются, переписывая книги советских грамматистов на свой лад, обязательно добавляя во введении, что учебник написан «по уникально методике».

Но есть и объективные причины, главные из которых: слабые контакты с англоязычными странами и слабое практическое владение языком преподавателей — авторов справочников. Ситуация может немного измениться, если:
1) вузы полностью передут на оригинальные учебники (а такого не будет, потому от преподавателей, насколько я знаю, требуют писать свои собственные грамматики);
2) преподавателей будут регулярно отправлять на стажировку в Англию и США (такого не будет, потому в стране денег нет и за границей нас никто не любит);
3) на языковые кафедры будут регулярно приезжать, работать и просвещать англоязычные вузовские преподаватели (тоже не будет никогда в нужном количестве; образованный американец или британец поедет сейчас в любую другую страну, но только не к нам по понятным причинам).

Поэтому я думаю, что вряд ли россияне когда-нибудь заговорят на английском на уровне скандинавов или голландцев.

У меня также есть вопрос: знали ли Вы лично, кого-нибудь из перечисленных мною советских авторов английских грамматик? Может быть, Вы знаете какие британские грамматики они брали за основу своих трудов?

ПОИСК ПО САЙТУ