Вторник, 16.07.2019, 07:33
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:

Вопросы-ответы, дискуссии

Главная » Вопросы-ответы, дискуссии (421)

Переход к страницам с материалами: 1-7 8-14 15-21 ... 414-420 421-421

Вопросы и ответы [336]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дополняем НБРАС [14]
Сюда можно направлять все предложения, дополнения и замечания по содержанию "Нового Большого русско-английского словаря" Д.И. Ермоловича и Т.М. Красавиной
Дискуссии и полемика [89]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам

Содержание:


Последние 7 материалов из всех рубрик раздела:

Мария:
Недавно заметила, что специальные словари чаще всего бывают англо-русскими, не русско-английскими. С чем это может быть связано?
Заранее спасибо.

С уважением
Мария

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Хотя у меня нет объективной статистики по этому вопросу, я разделяю Ваше субъективное ощущение: англо-русских специальных словарей, пожалуй, создано в целом больше, чем русско-английских. Объяснить это, наверное, можно соотношением потребностей в практическом переводе: гораздо больше научно-технической литературы переводится с английского языка на русский, чем с русского на английский. Кроме того, приходится признать, что английский язык является господствующим языком развития мировой науки и бизнеса, и подавляющее большинство новых терминов возникает сначала на английском языке. После этого другие языки (не только русский) заполняют возникшие лексические лакуны. Поэтому естественно, что в первую очередь терминологи и лексикографы стремятся упорядочить передачу именно английских терминов, а задача систематизировать англоязычные эквиваленты терминов родного языка возникает во вторую очередь.

Впрочем, в современной лексикографии, которая почти целиком стала электронной, компьютеры легко «выворачивают» любой словарь и глоссарий наизнанку, так что лексикографические ресурсы (возьмите хоть Multitran, хоть Linguee) позволяют искать соответствия, что называется, в любую сторону.

Роза (г. Казань):
Здравствуйте, Дмитрий Иванович, подскажите, пожалуйста, как перевести правильно названия дипломов "диплом специалиста/бакалавра/магистра"? В интернете много вариантов, например, Specialist Degree Diploma, но я сомневаюсь в правильности данного перевода. Очень требуется Ваше авторитетное мнение по этому вопросу, поскольку много расхождений бывает как с клиентами, так и с коллегами-переводчиками.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Название этого диплома («диплом специалиста») можно считать российской реалией, возникшей после того, как на старую советскую систему дипломов и учёных степеней наложилась принятая нами «болонская» система. А реалии чаще всего калькируются, поэтому приведённый Вами вариант (Specialist Degree diploma) в принципе приемлем. Однако в контексте высказывания одно из двух последних слов может быть избыточным, так что надо подумать о возможности обойтись двумя лексемами. Кроме того, чтобы подчеркнуть специфичность реалии, можно иногда заключить слово Specialist в кавычки. Например, при переводе предложения: «В 2012 году он получил диплом специалиста в МГЛУ» возможен вариант: He obtained a ‘Specialist’ degree from MSLU in 2012.

Вопросы и ответы | Названия дипломов Просмотров: 67 | Дата: 03.07.2019 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)
Мария:
Добрый день, Дмитрий Иванович!

Выскажите, пожалуйста, своё мнение относительно использования комбинаторных словарей и "Активного словаря русского языка" (Т1, Т2) в практике перевода.

Насколько Вы доверяете Национальному корпусу русского языка?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ

Как всегда, корректный ответ возможен только при корректной формулировке вопроса. При оценке словарей меня интересует не тема «доверия» или «недоверия», а то, насколько тот или иной словарь может оказаться полезным в решении лингвистических задач, в том числе в работе переводчика.

Юрий Дериникович Апресян — виднейший отечественный лингвист в области лексической семантики английского и русского языков. Высочайшее качество его научных работ неоспоримо. Однако вопрос об актуальности «Активного словаря русского языка» под ред. Ю. Д. Апресяна (далее — АСРЯ) для переводчиков лежит несколько в иной плоскости. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться в следующем:

1) Какую цель поставили перед собой составители словаря и насколько им удалось этой цели достигнуть?

2) В какой степени задачи, решаемые словарём, отвечают потребностям переводчика?

Для того чтобы ответить на первый вопрос, нужно внимательно прочитать предисловие к Словарю. Из него станет ясно, что авторы ставили перед собой цель дать подробнейшую семасиологическую разработку русского лексикона. Знакомство со статьями словаря позволяет сделать вывод, что цель, поставленная авторами, достигнута. Однако глубина подачи лексем имеет оборотную сторону: неизбежное сужение словника (об этом в предисловии также говорится).

Переходя ко второму вопросу, приходится признать, что малый объём словника существенно ограничивает полезность словаря для переводчика. Нам, переводчикам, важно владеть максимально широким ресурсом языковых средств, причём бывает подчас важнее уточнить тонкости употребления и сочетаемости периферийной, редкой лексики, чем самых частотных слов. Что далеко ходить за примерами: слова ареал, в сочетаемости которого возникли сомнения в ходе недавней дискуссии, в АСРЯ нет.

Нельзя не упомянуть и о том, что глубина и тщательность разработки АСРЯ, а также зависимость от грантов и спонсоров не обещают нам быстрого завершения этой масштабной работы. Первые два тома (А–Б и В–Г) появились в 2014 году, а новых томов с тех пор не выходило. У меня возникают большие сомнения, не ожидает ли сей лексикографический труд та же участь, что и задуманного в 1980-е годы 20-томного словаря русского языка, издание которого оборвалось на 6-м томе.
Был задан вопрос и о Национальном корпусе русского языка. Для переводчиков на русский это ценнейший ресурс, но им надо пользоваться критически. Например, я категорически не ориентируюсь на контексты, взятые из чатов, блогов и социальных сетей, так как в них преобладает заведомо небрежная и подчас безграмотная речь. При поиске контекстов нужно просто пользоваться фильтром: выводить результаты по времени создания и ориентироваться на авторитетные периоды и источники, например, на классику (если речь идёт о художественной литературе) или на научно-техническую литературу 1960–80-х годов (если мы занимаемся нехудожественным переводом), причём только на авторитетные источники.

Не могу не упомянуть и большой изъян НКРЯ: в его подкорпусе параллельных текстов фигурируют в качестве англоязычных текстов (наряду с текстами из вполне надёжных источников) также, увы, и некоторые низкокачественные переводы с русского, ориентироваться на которые ни переводчику, ни изучающему английский язык нельзя. Об этом я говорил директору Института русского языка им. В. В. Виноградова Марии Леонидовне Каленчук, но последствий это пока что не имело. Поэтому прибегая к данному подкорпусу, убедитесь, прежде чем воспользоваться приводимой в НКРЯ цитатой, что она взята из аутентичного источника.

И о комбинаторных словарях. Они, без сомнения, полезны переводчику, хотя, может быть, тоже подчас не охватывают всю возможную сочетаемость слова. Корпуса, кстати, — прекрасный инструмент изучения сочетаемости, если овладеть их инструментарием для задания сочетаемостных конструкций. Для этого нужно внимательно ознакомиться со всеми инструкциями и справками, которыми снабжены корпуса.

Мария Ерохова:
Помогите, пожалуйста, подобрать лучший синоним к прилагательному "emerging" на русском языке. Речь идёт о вредном организме (здесь о клопе-щитнике), который недавно показал свою особую опасность для сельского хозяйства (например, EMERGING PEST: Brown Marmorated Stink Bug-A Threat to Pacific Northwest Agriculture). Пока в моём активе "возникающий", "развивающийся".

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Как вы знаете, мой девиз: «Логика — царица перевода». Поэтому в поисках соответствия начинаем с логического рассуждения. Итак, о чём наш текст? Что происходит с «героем повествования» — мраморным клопом? «Возникнуть» из ничего он не может, потому что существует давно (эпоха возникновения новых видов в данном случае давно миновала). Он «развивается»? Ну, всякий организм на протяжении своей жизни развивается, а в статье речь не об этом. Поэтому ни возникающий, ни развивающийся нам не подходят.

А о чём же статья? О том, что этот вредитель стал распространяться за пределами своего прежнего ареала — Восточной и Юго-Восточной Азии. В 2000-е годы его обнаружили почти во всех штатах США и Канады, где в отсутствие естественных врагов он стал быстро размножаться и превратился в угрозу для сельского хозяйства.

Русскоязычная Википедия сообщает, что мраморный клоп появился также в Абхазии и российских субтропиках. (Публикуемые там же домыслы о том, что его якобы намеренно насадила там американская биолаборатория под Тбилиси, оставляем на совести авторов Википедии и надеемся, что способность к логическому мышлению не позволит нашим пользователям в это поверить.)

Так как же лучше назвать это насекомое, пришедшее в те регионы, где раньше его не знали? Пожалуй, пришельцем.

Так что я бы предложил вариант: EMERGING PESTВРЕДИТЕЛЬ-ПРИШЕЛЕЦ. Может быть, найдутся и другие варианты. Предлагайте!

Илья (г. Москва):
Дмитрий Иванович, здравствуйте!

Хотел Вас спросить о двух моментах из работы личного переводчика В.В. Путина в интервью последнего Оливеру Стоуну. Посмотрев все четыре части на английском, мне запомнились два эпизода.

1) Стоун задает Путину безобидный вопрос:

My producer, Fernando, said I should ask you a question: do you ever lose it? He says you’re so rational every time you’re asked a question—do you ever have a bad day?

Переводчик перевел "bad days", на мой взгляд неудачно, как "плохие дни". Президент уловил смысл, которого не было в оригинале, и ответил так, что в результате во всех англоязычных СМИ появилось что-то вроде этого: https://www.theguardian.com/world....a-woman

На Ваш взгляд, это был переводческий провал или нет? Ведь глава государства по сути с подачи переводчика получил плохую прессу.

2) В последней серии Путин говорит Стоуну: В Древнем Риме был такой Марк Порций Старший, который все свои речи заканчивал, с чего бы ни начинал, одним и тем же: «И все-таки я считаю, что Карфаген должен быть разрушен». Затем переводчик сразу же, без запинки и видимых усилий, все правильно переводит с правильными именами собственными Marcus Porcius the Elder и Carthage.

Здесь мне интересно: это была "домашняя заготовка"? Переводчик слышал, как Путин в прошлом говорил на эту тему и заранее посмотрел эти слова? Или он настолько гениален, и у него есть свободное время, чтобы осваивать политиков Древнего Рима? Есть ли вообще предел знаниям президентских переводчиков или они могут на лету переводить все? К слову, в книге, выпущенной в США по итогам интервью, в начале есть такой дисклеймер: Since Putin’s words were translated from Russian, we took the liberty of fixing grammar, unclear language, and various inconsistencies.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

1) По поводу "bad days" — «плохие дни». Ну, можно, конечно, предлагать какие-то другие варианты, но ошибки в переводе я не вижу. Понятие "bad" настолько широко, что какой-нибудь конкретизирующий перевод мог бы сослужить переводчику медвежью услугу. Я очень хорошо помню, как в одном из интервью того же В. В. Путина спросили: "Do you have any problems with the fact that...?", и переводчик, не желая прибегать к корявой кальке с «проблемами», решил перевести так: «А вас не смущает тот факт, что...?» Кто бы мог подумать, что у Владимира Владимировича такая формулировка вызовет раздражение, но он ответил: «Меня вообще ничего не смущает!» И вот прикиньте, как переводить такой ответ, если спрашивающий ни о каком «смущении» не упоминал.

Но вернёмся к «плохим дням». Я думаю, что смысл, которого не было в оригинале, не появился и в переводе, потому что и по-русски в таких случаях говорят (насколько я знаю) не о «плохих», а о «критических» днях или женском «недомогании». Думаю, что данный смысл был «вчитан» в вопрос искусственно просто для того, чтобы уклониться от прямого ответа, избежать разговора о каких-то неудачах или ощущении не до конца выполненной задачи. Психологически это понятно, и политики часто прибегают к подобным приёмам.

2) Теперь о передаче античных имён и названий. Была ли это «домашняя заготовка», как Вы говорите, я не знаю. Не исключаю, что переводчику могли дать вопросы [заготовки] заранее. Но если даже реплика не была ему заранее известна, никакой «гениальности» в правильном построении английских эквивалентов для этих имён собственных я не вижу. Более того, считаю, что приличный переводчик таким умением должен обладать в обязательном порядке. Уж, по крайней мере, от переводчиков моего поколения это ожидалось. Мы на переводческом факультете Инъяза в течение двух лет изучали латинский язык. И фразу «Карфаген должен быть разрушен» (как и многие другие крылатые слова и выражения) знали (и знаем, конечно, до сих пор) и по-русски, и на латыни, и по-английски. И нас учили тому, как латинские (и вообще древние) имена собственные соотносятся с русскими и английскими эквивалентами, как они произносятся по-английски. Это КРИТИЧЕСКИ ВАЖНО ЗНАТЬ ПЕРЕВОДЧИКУ!

Ну, подумайте: на латыни (и в значительной мере других древних языках) держатся огромные пласты научной терминологии, почти вся номенклатура химии, биологии, медицины! Без знания механизмов построения русско-английских соответствий (по таким схемам, как Юлий — Julius, Кай — Caius, Страбон — Strabo, Карфаген — Carthage, Марфа — Martha, Варвара — Barbara) невозможно переводить тексты по истории, религии, искусству, а реалии из этих областей культуры и знания могут встретиться в переводе практически любого текста, в самой непредвиденной ситуации.

Так что мой совет любому, кто прочтёт эти строки: если для вас знание соответствия «Карфаген — Carthage» — признак гениальности, то я вас обрадую: вы легко можете стать столь же гениальным переводчиком. Изучайте латынь, а при возможности и греческий! Не пожалеете — пригодится!

Вопросы и ответы | "Bad days" и Марк Порций Старший Просмотров: 187 | Дата: 20.05.2019 | Рейтинг: 4.5/2 | Комментарии (6)
Лианна (г. Прага, Чехия):
Добрый день, уважаемый Дмитрий Иванович!
Я живу в Праге и работаю судебным переводчиком чешского, русского и белорусского языков. На днях в нашей ФБ группе чешских судебных переводчиков возникла дискуссия по поводу того, как правильно написать в документе на русском языке название чешской улицы Chopinova (названа в честь композитора Ф. Шопена). Предлагаются варианты "ул. Шопена", "ул. Шопенова", ул. "Шопинова", "ул. Хопинова". Мы никак не можем прийти к однозначному решению, не могли бы Вы высказать свое мнение на этот счет? Заранее благодарна за время, уделенное данному вопросу.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Добрый день, Лианна. Принцип здесь такой: надо транскрибировать название пражской улицы так, как оно произносится по-чешски. Я полагаю, что она произносится [шопенова], потому что фамилия польско-французского композитора Шопена (Chopin) и по-чешски произносится с приближением к французскому звучанию. Соответственно, рекомендуемый вариант передачи —

ул. Шопенова.

Уважаемый Дмитрий Иванович!

Суть моего вопроса станет ясна после того, как я приведу три коротких отрывка из одного детективного рассказа (автора и название по понятным причинам не разглашаю) о человеке, которого подозревают в краже:

1. "Did you take the stuff, Mr. Sand?"
"Gentlemen, I am telling the truth. I did not take the cash or the bonds. That is only my unsupported word, but anyone who knows me will tell you that I can be relied on."

2. "... [My uncle] asked me directly whether I was responsible for the loss and I told him exactly what I told you: I did not take the cash or the bonds. Since he knows me well, he believes me."

3. "I couldn't help but notice since I made up my mind to listen to your exact words as soon as I heard that you never lied. Each time, you said, 'I didn't take the cash or the bonds.' "

"And that is perfectly true," said Sand loudly.

"I'm sure it is, or you wouldn't have said so. Now this is the question I would like to ask you. Did you, by any chance, take the cash AND [в оригинале выделение курсивом] the bonds?"
There was a short silence. Then Sand rose and said, "I'll take my coat now. Goodbye. I remind you all that nothing that goes on here can be repeated outside."

Итак, понятно, что здесь мы имеем дело с исключающим "или" (exclusive "or"), или же, если использовать термины формальной логики, строгой дизъюнкцией: "или - или". Вопрос, однако, заключается в следующем: входит ли это значение в семантическое поле русского "или" в той же мере, что и английского "or"?

Здесь следует отметить, что процитированный рассказ уже переводился на русский язык, и переводчики решили прибегнуть к дословной передаче: "Я не брал денег или бумаг". Но не выглядит ли в русском языке подобная конструкция несколько натянутой и сразу же подводящей к тому самому вопросу, который должен быть задан лишь в конце рассказа? Возможно,здесь дело в том, что в русском языке, в отличие от английского, существует двойное отрицание, поэтому "ни... ни" кажется куда более естественным вариантом - однако совершенно не подходящим в данном случае. Может быть, при переводе отрицания в положительное утверждение или хотя бы в вопрос эта шероховатость сглаживается? "Вы брали деньги или бумаги?" - "Нет", как кажется, звучит "более по-русски", чем "не брал деньги или бумаги"; но в таком случае получается, что Сэнд сумел ввести всех собеседников в заблуждение не столько благодаря собственному иезуитству, сколько благодаря тому, что ему повезло дважды услышать именно ту форму вопроса, на которую он мог дать лживый в своей логической истинности ответ.

Возможно, ради сохранения основной идеи рассказа можно переделать утверждение в противоположное, лишь совсем чуть-чуть изменив сюжет? "Я не брал деньги и бумаги". - "А брали ли Вы деньги ИЛИ бумаги?" Или же все-таки предпочтителен вариант, выбранный переводчиками?

Буду рад услышать любые Ваши соображения.

С уважением,
Тарас

ПОИСК ПО САЙТУ