Понедельник, 05.12.2022, 13:26
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:

Вопросы-ответы, дискуссии

Главная » Вопросы-ответы, дискуссии (521)

Переход к страницам с материалами: 1-7 8-14 15-21 ... 512-518 519-521

Вопросы и ответы [428]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дискуссии и полемика [100]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам

Содержание:


Последние 7 материалов из всех рубрик раздела:

Здравствуйте. В итальянском и французском (возможно и в других романских) языках мягкий согласный "н" на письме передаётся сочетанием — gn.
Например: champignon (шампиньон), signor (синьор).
Откуда такое необычное буквосочетание?
А вот в испанском сеньор уже sénior.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

В романских языках, возникших из диалектов так называемой «вульгарной» (т.е. разговорной) латыни, возник мягкий звук [нь], которого в латыни не было. Так, фр. campagne происходит от лат. campania. Почему в итальянском и французском его стали записывать буквосочетанием gn, в испанском — буквой с надстрочной тильдой ñ, а в португальском — сочетанием nh, этимологи не установили. Во многом это результат усмотрения тех учёных мужей в средневековых университетах, которые формировали орфографию этих языков.
Кстати, строго говоря, в испанском слове sénior звук [n] – твёрдый. А мягко читается, например, второе n в слове niño 'ребёнок'.

Вопросы и ответы | Мягкая странность Просмотров: 214 | Дата: 10.10.2022 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
Илья (г. Москва):
Дмитрий Иванович, здравствуйте!

В связи с кончиной королевы Елизаветы II в Великобритании будет новый король, который еще вчера в русских СМИ именовался принцем Чарльзом. Я думаю, не у одного меня возникает вопрос: а как теперь его правильно по-русски называть? В новостях уже пишут : "Лиз Трасс объявила о смене главы государства. Принц Чарльз, который взял себе имя Карл, стал третьим монархом под этим именем."
Но очевидно, что Чарльз новое имя себе как раз не брал, он взял титул и порядковый номер, а имя оставил данное при рождении:
Charles has become King Charles III – with his title as monarch a personal choice that was entirely his own. He has opted to use his Christian name, just like his late beloved mother Queen Elizabeth II. The new monarch could have followed royal tradition for many kings and picked George, becoming George VII. There had been speculation in the past that Charles favoured George VII for historical reasons and because of his devotion to his grandmother, the Queen Mother, and her love for her husband, George VI. However, after spending decades as Charles, the new king has chosen his own name, just as his mother did.

Видимо, на русском языке будет принят вариант Карл III, чтобы сохранить историческую связь с Карлами I и II. Но очень странно получается, что в понимании британцев Чарльз свое родное имя как раз сохранил, а россияне будут считать, что поменял.
И что с таким подходом к будет дальше? Принц Уильям станет на русском языке королем Вильгельмом? Для меня это звучит уж совсем старомодно. Что думаете по этому поводу? Не стоит ли нам отказаться от устаревших традиционных соответствий? Это, конечно, не такая ситуация, как с Ньюкастлом и Гуллем, но все же.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Илья, ну конечно же, этот вопрос возник у многих, и я собираюсь записать видео с подробным обсуждением этой темы, а здесь отвечу кратко. Оба варианта передачи имени Charles как монархического — Чарлз и Карл — основываются на весомых логических аргументах. С одной стороны, Чарл(ь)зом мы звали нового короля все 72 года, пока он был принцем, и почему вдруг должна измениться форма его имени по-русски, если по-английски она не менялась? С другой стороны, если называть его Чарлзом III, то спрашивается, в каких учебниках истории фигурируют «Чарлз I» и «Чарлз II»? Таковых там нет, а есть только Карлы. И уже ничто не сможет изменить нарратив о том, что именно Карлу, а не «Чарлзу» Первому, отрубили голову на плахе.

Резюмируя, можно сказать, что выбор того или иного варианта — вопрос конвенции, то есть преобладающего общего мнения образованных носителей русского языка. С логической точки зрения, у обоих вариантов есть и преимущества, и недостатки. С точки зрения теории, лучше всё-таки придерживаться общей традиции, чем ломать её в каком-то одном или нескольких случаях. Напомню, что и скончавшаяся королева была по-русски Елизаветой, а не Элизабет. Во Франции, между прочим, тоже царили когда-то (в русской передаче) Людовики и Карлы, а не Луи и Шарли. И, кстати, когда сами французы писали про них на латыни, то тоже переделывали их имена, называя не иначе как Lodovicus и Carolus.

Проблема в том, что если уж ломать традицию, то тогда надо делать это последовательно во всех случаях, а это приведёт к переписыванию слишком многих текстов. Поэтому лучше уж пусть кто-то думает, будто Чарлз «взял» себе новое имя. Думаю, что так написали для простоты, чтобы не пускаться в слишком длинные объяснения, которые лингвистически неподкованные люди всё равно не поймут. Поэтому я, пожалуй, — сторонник «Карла».

Дополнение от 30.09.2022

А вот и обещанное видео.

Вопросы и ответы | Карл III или Чарльз III Просмотров: 356 | Дата: 08.09.2022 | Рейтинг: 5.0/3 | Комментарии (1)
Здравствуйте, Дмитрий Иванович!

Сын моего приятеля меня недавно озадачил непраздным вопросом о том, как научиться переводить. Он учится в 9-м классе. Уже знает достаточно много слов и многие узнает по памяти, но переводит очень медленно и неуверенно. Советовать ему обратиться к трудам Швейцера или Комиссарова у меня язык не поворачивается. Он ведь еще школьник, да и само освоение понятийной базы не дело пары минут, хотя именно в этих трудах дается системное понимание сути явления. Меня удивило другое: то ли сам, то ли по подсказке преподавателя он скачал пособие А. А. Тихонова "Английский язык: теория и практика перевода" и решил почитать, что специалисты пишут про перевод. По словам отца первый параграф он еще осилил, а вот следующий показался сложнее. Автор рассуждает (стр. 6), что [цитирую] в родном язык смысл раскрывается в процессе чтения, и грамматический анализ проводится только для того, чтобы установить, какими языковыми средствами выражена данная мысль. В иностранном же языке смысловое содержание не дается, а как бы задается читающему: смысл есть искомое и отправляться от него фактически нельзя. Поэтому в начале обучения переводу подходить к смыслу надо через форму, т. е. ориентируясь на формальные признаки и порядок слов в предложении, на предлоги, артикли, суффиксы и т. д.
У меня два вопроса:
1. Считаете ли Вы подход вышеуказанного автора верным с методической точки зрения?
2. Можно ли рекомендовать какое-нибудь современное пособие на уроках в школе? На сайте магазина "Лабиринт" встретился отзыв одного из покупателей на пособие Тихонова: "Считаю это пособие просто кладом для начинающего переводчика. Всё расписано очень грамотно и просто. Хороший помощник также для тех, кто ещё полностью не освоил английскую грамматику".

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Приветствую, Роман! Ваш вопрос побудил меня первым делом поискать какие-то сведения об А. А. Тихонове, авторе названного пособия. Ведь если человек выпускает книгу, по которой предлагает учиться школьникам и студентам, у него должны (по идее) иметься какие-то научно-методические разработки, исследования или хотя бы опыт работы по специальности, которой он обучает. Хотелось ознакомиться с перечнем его других публикаций или переводов. Увы, сведений ни об этом человеке, ни о каких-либо написанных им статьях или научных работах я не нашёл. Это уже сильно настораживает, потому что в последние годы появилось слишком много «специалистов по переводу», которые берутся обучать этой дисциплине других, ничего не предъявив в качестве собственного реального опыта. Если же этот человек где-то преподаёт, то и этот факт странно было бы скрывать.

Ну, а теперь попробую оценить его труд по существу. Тот фрагмент, который Вы процитировали («в иностранном же языке смысловое содержание не дается, а как бы задается читающему: смысл есть искомое и отправляться от него фактически нельзя»), поразил меня своим — буду откровенен — косноязычием. Вдумаемся: что значит «смысл не даётся, а... задаётся»? Это как?

Догадываюсь, что автор использует слово задавать подобно ученику начальной школы: «нам задали на сегодня задачу», т.е. имеет в виду, что смысл (кстати, смысл чего? слова, оборота, предложения?) требуется установить в результате каких-то действий, подобных действиям при решении задачи или уравнения. Но догадаться, что хочет сказать автор, можно, только сделав значительное усилие. Так ли пишутся пособия для начинающих?

Впрочем, судить о книге по одной фразе, конечно, нельзя; почитаем ещё:

Для правильного понимания и правильного перевода необходима быстрая синтаксическая ориентировка, т. е. умение находить главные и второстепенные члены предложения и устанавливать их взаимосвязь по формальным признакам. Это особенно важно, когда непонятна смысловая связь между словами. Средством такой ориентировки является грамматический анализ предложения, который подводит к раскрытию содержания текста.

Итак, для понимания нужна «синтаксическая ориентировка», а средством такой ориентировки является грамматический анализ предложения. Но не проще ли сказать, что правильно понять предложение можно, подвергнув его грамматическому анализу? Без всякой «ориентировки»? Зачем запутывать учащегося абсолютно лишним, бесполезным псевдотермином?

А вот ещё одна интересная авторская мысль:

В начале обучения переводу подходить к смыслу надо через форму, т. е. ориентируясь на формальные признаки и порядок слов в предложении, на предлоги, артикли, суффиксы и т. д. Знание указанных формальных признаков вырабатывает правильное, логически осмысленное чтение, помогает выделять главное в предложении, не останавливаясь на служебных словах.

Я специально выделил здесь фрагменты, которые явно противоречат друг другу: сначала говорится, что нужно ориентироваться на формальные элементы, предлоги, артикли «и т.д.», а потом — что можно якобы не останавливаться на служебных словах. Может быть, автор забыл, что предлоги и артикли — это как раз классы служебных слов? Да нет, он сам дальше пишет:

...следует обязательно знать служебные слова — предлоги, артикли, а также части речи, заменяющие артикль.

А если раньше имелись в виду какие-то другие служебные слова, то неплохо было бы пояснить, какие и почему на них «не нужно останавливаться». Я, впрочем, не знаю таких классов служебных слов, которые не важны для понимания и перевода текста. Например, без учёта вспомогательных глаголов трудно понять, когда и как происходило действие, обозначаемое знаменательным глаголом, относительно других действий.

[Лишь спустя некоторое время я догадался, что под оборотом «не останавливаясь на служебных словах» автор имел в виду «без труда понимая значение служебных слов, выученных заранее». Опять пришлось делать большое мыслительное усилие, чтобы понять простую, но невнятно выраженную мысль. Которая к тому же по существу неверна. Служебные слова нельзя «выучить» отдельно от знаменательных слов, синтаксических конструкций и контекстов, чтобы потом, «не останавливаясь» на них, понимать остальное. Понять (и перевести) их можно только в комплексе со знаменательными словами. Так, союз if имеет, согласно словарям, 7 очень разных значений; послелог up по-разному меняет смысл разных глаголов (ср. look up, eat up, speed up, set up и т.д.). Так что «останавливаться» поначалу всё равно придётся.]

Короче говоря, в противоречивых «пояснениях» А. Тихонова очень легко запутаться. Но вот ещё что бросается в глаза: в его книге, заголовок которой включает слово «теория», на самом деле никакой теории нет. В ней не разграничиваются значение (семантика) слова и смысл предложения: и слова, и предложения у автора «переводятся». Я не встретил в этой книжке упоминаний ни о понятии эквивалентности, ни даже о каких-либо приёмах перевода или типах соответствий. Не разграничиваются релевантные и нерелевантные компоненты значений и смыслов, ничего не говорится об актуальном членении высказывания. Вся книга сводится, по существу, к попыткам формально-синтаксического разбора фраз с целью дословного перевода. Даже как-то неловко в ХХI веке читать сентенции вроде:

Существует полное соответствие простых форм английских и русских причастий в функции определения, как по их роли, так и по месту в предложении, поэтому при переводе такие причастия и причастные обороты затруднений не вызывают.

Сразу хочется спросить: а как же абсолютные причастные обороты? Комплексы причастий с существительными? Или возможность передачи причастных оборотов придаточными предложениями либо простыми глагольными предикациями? Или неявное значение причинности у причастий, которое часто требует передачи? На эти темы написаны тома статей и диссертаций, во множестве учебников описаны типичные ошибки, допускаемые переводчиками, но, по мнению А. А. Тихонова, они (причастия — заметьте, кстати, так и сказано: «причастия», а вовсе не «их передача») «затруднений не вызывают».

Не буду утомлять Вас долгим цитированием данного пособия, резюмирую своё впечатление от него:
1. Пособие написано путаным, трудновоспринимаемым языком, его текст содержит логические противоречия, неверные положения, псевдотермины.
2. Какие-либо теоретические основы перевода в этом пособии, вопреки названию, отсутствуют.
3. В основу пособия положен механистический подход, основанный на формальных грамматических подстановках.
Искренность восторженного отзыва о пособии на сайте «Лабиринта» вызывает у меня сомнения.

Вы ещё спросили, какое пособие по переводу можно рекомендовать школьникам. Сразу оговорюсь: я не специалист по преподаванию перевода в средней школе, но, возможно, стоит начать с книги «Как стать переводчиком?» Р.К. Миньяр-Белоручева. Уж во всяком случае, компетентность её автора бесспорна.

Дискуссии и полемика | Обучение переводу в школе Просмотров: 191 | Дата: 05.09.2022 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
Сергей (Ереван):
Здравствуйте, Дмитрий. Сегодня в Фейсбуке встретил такую фразу: Work the sea. Вот контекст. Russian fisherman "Roman Fedortsov" has been working the sea for nearly 22 years. He has been documenting images of strange and terrifying deep-sea creatures being pulled from his nets. Автор утверждает, что этот вариант наряду с вариантом work at sea тоже верен. В интернете этого варианта не нашел. Да и в грамматике A. J. Martinet, A.V. Thomson тоже ничего не нашел. Спрашивал у разных переводчиков. Многие утверждают, что такой вариант тоже верен. Один утверждает, что work the sea~ fishing. Другие приводят варианты с аналогичной конструкцией: to sail the sea, to walk the streets, working the field.
А вам встречалось это выражение и насколько оно оправдано?
С уважением,
Сергей

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Приветствую, Сергей!
Сразу отвечаю на вопрос: да, оборот work the sea не нарушает правил грамматики и лексической сочетаемости.
А теперь привожу обоснование.

Оксфордский словарь отмечает как в американском, так и в британском вариантах английского языка, что глагол work может употребляться как переходный в значении ‘добывать, извлекать (полезные ископаемые из месторождений, карьеров), обрабатывать (почву)’ в целях получения какой-либо продукции.

work [with object] cultivate (land) or extract materials from (a mine or quarry): contracts and leases to work the mines.

В этом словарном толковании, правда, ничего не говорится про море, но, логически рассуждая, морские недра служат рыбакам для добычи рыбы так же, как недра земли — шахтёрам для извлечения ископаемых.

Правомерность такого словоупотребления подкрепляется и данными лексических корпусов. В корпусе американского английского примеров на work the sea немного, но они есть, вот некоторые:

In the late 1800s the men who worked the sea for their livelihoods could see that creatures were being fished to extinction... (Denver News, 2012)

...they were the tough, calloused hands of a man who worked the sea, and nothing more. (Пример из научно-фантастического романа, 2011)

All the men in his family had worked the sea. (Kenyon Review, 2015)

Итак, work the sea значить ‘профессионально рыбачить’, ‘заниматься рыбным промыслом’. Это, конечно, не то же самое, что work at sea ‘работать на море’ (работать на море можно матросом на судне, рабочим на морской платформе и т.д.).

В каком-то смысле правы те ваши коллеги, которые уподобили такое употребление примеру work the field (возделывать, обрабатывать поле). Интересно, кстати, что об уличных проститутках говорят не только walk the streets, но также work the streets. Ведь для секс-работниц улица — тоже некое место, с которого они снимают свой «урожай» или «улов». Впрочем, work the streets применимо также и к уличным воришкам, рэкетирам, патрульным полицейским — в общем, ко всем, кто «работает» на улицах.

А вот выражение sail the sea аналогом интересующего вас оборота не является, у него совершенно другая логическая структура.

Вопросы и ответы | Корректность фразы Work the sea Просмотров: 243 | Дата: 11.08.2022 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)
Здравствуйте, Дмитрий! Недавно на просторах интернета встретил книгу Parts work by Tom Holmes.
Вот описание к книге.
Parts Work" is the informal way that IFS therapy is referred to by most IFS therapists and clients. The term "parts" refers to the experience of having shifting states of mind that have unique sets of thoughts, feelings and behaviors.

Задумался о переводе названия. Как лучше перевести? Оставить оригинальное название: " Работа с частями"? Но такой перевод для русского читателя мне кажется малоинформативным. Может так перевести: "Работа с частями личности"?
С уважением,
Сергей

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Приветствую! IFS therapy — это новая область психотерапии, русская терминология для которой ещё не выработалась. Но мне встречались отдельные публикации на эту тему, в которых parts как термин IFS передавался так: «части» (именно в кавычках), или субличности. Ваш вариант приемлем, но «части личности» — ещё очень непривычное для многих сочетание. Кроме того, слово work здесь слишком неконкретно, и по-русски я бы заменил его на анализ. Полагаю, что можно перевести заглавие книги и как «Субличностный анализ».

А если вы работаете с издательством, возможен и такой подход: предложите научному редактору придумать для книги новое название с отрывом от дословного перевода. Как я понимаю, речь идёт о книге Parts Work: An Illustrated Guide to Your Inner Life. Почему бы не перевести так (навскидку): «Внутренний мир и его составляющие: иллюстрированный путеводитель».

Вопросы и ответы | Перевод названия книги Просмотров: 274 | Дата: 10.07.2022 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)
Здравствуйте, Дмитрий Иванович!

Возможно, вопрос покажется банальным и нелепым с моей стороны, но хотелось бы прояснить. Несколько лет назад я покупал серию брошюр Александра Пахотина по английской грамматике. Недавно перебирал книги на своих полках и решил полистать одно из его пособий. Мой глаз внезапно зацепила фраза, на которой я раньше - на первом курсе института - не сильно задумывался, а принимал как данность. Мои познания тогда только набирала мышечную массу, а многие нюансы часто ускользали, так как разные авторы по-разному объясняли материал. Итак, в книжке под названием "112 ответов на ваши вопросы об английском языке" кратко разбирается разница между герундием и причастием (стр. 31-33). Меня смутила вот какая формулировка: [ЦИТАТА] "В предложениях причастие не может быть подлежащим или дополнением, но может быть именной частью сказуемого (She is talking to you)". Насколько мне известно, именными называются имя существительное, имя прилагательное, имя числительное и местоимение. Речь здесь идет о простом сказуемом, а именной части здесь нет. В данном случае глагол состоит из двух слов, но он тоже считается простым сказуемым, так как обе его составляющие представляют собой одну глагольную форму. Автору посвящена целая страница на Википедии, где сказано, что он профессиональный переводчик, филолог и педагог, автор учебных и справочных пособий и словарей, поэт, прозаик, драматург, а также член Союза переводчиков России. Разве этому утверждению можно доверять тем, кто изучает английский?

С уважением
Роман

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Приветствую, Роман! Вы совершенно правы: во фразе She is talking to you имеется простое глагольное сказуемое. Видо-временная форма глагола здесь — аналитическая, она состоит из вспомогательного глагола и компонента, который только формально совпадает с причастием и герундием, но не является ни тем, ни другим.

Тут ещё возникает вопрос, можно ли в принципе считать причастие частью именного сказуемого. Да, конечно, причастие само по себе — глагольная форма, а не именная часть речи. Но оно, как мы знаем, способно объединять в себе признаки глагола и прилагательного. Поэтому в случаях, когда оно обозначает атрибут, характеристику, можно условно приравнять его по функции к именным частям речи. Это вопрос терминологии.

Итак, хотя с глаголом to be форма на -ing образует время Continuous, или Progressive, в которой выступает как простое глагольное сказуемое, следует добавить, что другие глаголы образуют с причастиями немало конструкций, которые в принципе можно трактовать как именное сказуемое, напр.:

The stranger stood looking at the old man.
A soldier lay dying of his wound.
The ball came flying.
All rose except one man, who remained sitting.

В этих конструкциях причастия равнозначны по функции прилагательным, напр. A soldier lay dying ≈ A soldier lay near dead, а следовательно, входят в составное именное сказуемое, тем более что трудно было бы охарактеризовать тип такого сказуемого как-то иначе.

В заключение надо признать и то, что даже среди англоязычных грамматистов нет единого мнения о том, как трактовать ing-формы глагола с различными связками. Но это Вы наверняка знаете и без меня.

Вопросы и ответы | Герундий и причастие Просмотров: 240 | Дата: 07.07.2022 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Алексей (С.-Петербург):
Здравствуйте, Дмитрий Иванович! Могли бы вы, пожалуйста, объяснить логику употребления артиклей перед сочетаниями national/federal/state level? Вот, например, отрывок из The Economist: "At the federal level, forfeited assets go into a dedicated fund. But at state level, various rules apply." Я начал смотреть в других источниках и обнаружил, что с этими словосочетаниями употребляются все виды артиклей, но при этом понять логику выбора того или иного артикля трудно, т.к. контексты схожи. На форумах какого-то вразумительного ответа я не нашел. Один англоговорящий переводчик по поводу отрывка выше ответил так: "You can actually use the indefinite article in both cases: at a federal level/at a state level. My impression is that "the" can be used with "federal" and not so much with "state" because there is only one federal level, so to speak. Also, the article seems to be required for stylistic reasons at the beginning of the sentence. In the second sentence, "but" renders the omission of an article possible. However, I wouldn't say "But at federal level,...". My feeling is that the absence or presence of a definite or indefinite article is not so much a grammatical as a stylistic issue." В том же The Economist я нашел предложение, начинающееся с "At federal level". В общем, как-то всё здесь туманно.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Приветствую, Алексей! Вы задали весьма актуальный вопрос. Мне и самому приходилось сталкиваться с разнобоем в употреблении/неупотреблении артикля с традиционно исчисляемыми существительными, причём не только level, но и многими другими.

Рассуждения англоязычных переводчиков (которых Вы цитируете) не очень вразумительны. Что значит "stylistic resons, stylistic issue"? Сами по себе эти слова ничего не объясняют, если мы не можем указать на конкретную стилистическую или семантическую коннотацию, которая связана в том или ином случае с использованием или опущением артикля.

Что ж, попробуем разобраться без «носителей». Обратимся к лингвистическому корпусу COCA, и мы обнаружим, что в источниках с 1990 по 2019 гг. в этом корпусе зафиксировано следующее число случаев употребления выражений:

at state/federal level — 33
at a state/federal level —9
at the state/federal level — 2316.

Если же эту сводку очистить от таких источников, как публикации в интернете и блоги, а оставить только контексты из газет, журналов и научных статей, то первые две позиции сократятся практически до нуля, а число контекстов с определённым артиклем составит 1058.
Думаю, в этом и заключается ответ на вопрос, какой вариант считать нормой и на что ориентироваться нам, переводчикам с русского.

И всё-таки, почему же иногда носители английского языка говорят "at state/federal level"? Моя гипотеза состоит в том, что это происходит под влиянием довольно употребительных сочетаний со словом level, приобретших наречный характер:

at ground level ‘на уровне земли’,
at eye level ‘на уровне линии глаз’,
above sea level ’над уровнем моря’,
at shoulder level ‘на уровне плеч’ и целого ряда других.

Что же касается варианта at a state level, то он, видимо, ассоциируется у говорящих с многочисленностью штатов (а также государств, если речь о международных делах). А вот сочетание at a federal level, хоть и встречается один раз в одном из журналов (согласно COCA), мне кажется просто некорректным. Его автор, наверное, исходит из предположения, что «федеральных уровней» несколько. Но это, конечно, не так.


ПОИСК ПО САЙТУ