Понедельник, 19.11.2018, 12:39
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:

Вопросы-ответы, дискуссии

Главная » Вопросы-ответы, дискуссии (397)

Переход к страницам с материалами: 1-7 8-14 15-21 ... 386-392 393-397

Вопросы и ответы [313]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дополняем НБРАС [10]
Сюда можно направлять все предложения, дополнения и замечания по содержанию "Нового Большого русско-английского словаря" Д.И. Ермоловича и Т.М. Красавиной
Дискуссии и полемика [88]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам

Содержание:


Последние 7 материалов из всех рубрик раздела:

Виталий:
В Вашей статье о В. Мюллере Вы хвалите его русско-английский словарь и слегка критикуете словарь А. Смирницкого. А как оцениваете русско-английский словарь под ред. Р. Даглиша? У меня третье издание 1970 года. На мой непрофессиональный взгляд этот словарь достаточно неплох: солидный по объему, содержит большое количество коллокаций, примеров, фразеологизмов. Но хотелось бы узнать Ваше мнение.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Прежде всего хочу уточнить: в очерке «Открывая Мюллера» я не критикую «Русско-английский словарь» профессора А.И. Смирницкого; я отмечаю лишь особенности его издания (громоздкость, по сравнению со словарём Мюллера и Боянуса) и некоторые пробелы его словника. В целом же труд Смирницкого я оцениваю весьма высоко, особенно с точки зрения лексикографического аппарата (грамматических помет, указаний на произношение английских слов). Между прочим, Оксфордский русско-английский словарь был в своей основе «слизан» со словаря Смирницкого, но в некоторых отношениях это оказалась ухудшенная версия. Конечно, в ряде статей там были даны более идиоматичные соответствия, но система подачи значений оказалась неоправданно упрощена. А в целом Смирницкий просвечивает через «Окфорд».

Не буду скрывать и того, что словарь Смирницкого был предшественником и своего рода основанием для «Нового Большого русско-английского словаря» под моей редакцией (2004–2008). Если Вы интересуетесь лексикографией, то в статье «Новый большой русско-английский словарь как отражение нового в лексике двух языков на рубеже тысячелетий» я подробно рассказал и о словаре Смирницкого, и том, какие усовершенствования были мною внесены в НБРАС.

Что касается словаря под редакцией Р. Даглиша, то этот словарь мне кажется очень удачным для своего времени. Сегодня он, конечно, во многом устарел в силу объективных причин, но для несложных текстов общего характера им до сих пор можно пользоваться (конечно, в сочетании с более современными источниками). Нужно только иметь в виду, что словарь Даглиша изначально планировался как словарь меньшего объёма, чем словарь Смирницкого, и поэтому в него включены лишь самые распространённые слова и их значения.

Вопросы и ответы | словарь под ред. Р.Даглиша Просмотров: 41 | Дата: 16.11.2018 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (3)
Андрей:
Здравствуйте, Дмитрий Иванович!
Я понимаю, что это не Ваша специализация, но, может быть, подскажете, как с Вашей точки зрения лучше преподавать английский язык? Спрашиваю, потому что в последнее время очень часто слышу нелестные отзывы от учащихся об учителях.
Много плохих отзывов, например: "Учитель скучно ведёт урок", "Учебник очень плохой, тексты нудные и неинтересные". Последнее время всё больше и больше обвиняют учителей, я вижу эту тенденцию. Я могу сказать, что те, кто закончил школу, говорят с трудом или не могут совсем говорить. Но это вина учителей или учащихся? Также существует мнение, что по российским учебникам обучать не стоит и, более того, есть мнение, что обучать школьников по каким-либо учебникам не стоит, так как они не отражают того, как на языке действительно в той или иной ситуации говорят носители. Должен ли учитель лезть из кожи вон, чтобы заинтересовывать учащихся? Последнее время, много слышу мнений родителей в стиле: "Этот учитель плохой, он не может увлечь и заинтересовать предметом". Я сумбурно немного пишу, но учитель, в первую очередь, всё-таки не шут, чтобы развлекать на уроках. Многие не хотят учиться, это, действительно так. На мой взгляд, учитель лишь должен стараться сделать урок интересным. Интересно Ваше мнение о методике, об учебниках и о том как должен быть построен процесс обучения, чтобы добиться хорошего уровня владения языком у учащихся.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Трудный вопрос Вы задали! Но кто среди нас — тех, кто имеет дело с английским языком, — над ним не думал? Действительно, из выпускников обычных (неспециальных) школ даже на базовом уровне иностранным языком владеют единицы. Я вижу тут две причины: (а) в школьном расписании отводится слишком мало времени на иностранный язык, да и изучать его начинают в нашей школе поздновато; (б) учащиеся не видят практической пользы для себя во владении языками: за границу ездят немногие, а если и ездят, скажем, в Турцию и Таиланд, то не без оснований рассчитывают, что в этих странах работники отелей и торговки будут говорить с ними по-русски.

Начнём с времени, отведённого на изучения языка. Не знаю, честно говоря, какова нынешняя ситуация, но когда я учился, у нас было всего 2 урока (по 45 мин.) иностранного языка в неделю. Для языка это просто смешно, можно даже и не пытаться кого-либо чему-либо за такой объём времени научить. (О себе не говорю; хоть я и учился в школе без углублённого изучения языка, меня приобщала к английскому старшая сестра, да и с репетитором я какое-то время занимался.) Если ставить такую цель, то нужны дополнительные (факультативные) занятия. На них, мне кажется, придут те, кто всё-таки питает какой-то интерес к данному предмету и имеет способности к языкам.

И вот тут мы как раз переходим к вопросу об интересе ученика. Учитель, мне кажется, может повысить его, если сумеет на ярких примерах показать ученикам, насколько успешнее они смогут стать в жизни, овладев иностранным языком. Со знанием английского проще освоить информационные технологии, основы бизнеса, легче будет получить хорошо оплачиваемую должность и т.д. Вот пусть те, кто это поймёт и для кого это послужит стимулом, приходят на факультатив. А остальные пусть тупо зубрят положенные по программе "топики". «Осчастливить» тех, кто этого не хочет, невозможно.

Ну, и наконец о том, как сделать занятия интереснее. Конечно, шутом учителю быть не нужно. Но нужно учитывать особенности внимания молодого человека: оно привыкло к яркой визуальной информации, к экрану смартфона и ноутбука, а также к периодической смене каналов восприятия, видов активности и ролей. Если ученики будут сидеть и весь урок смотреть в бумажный учебник, то мало что усвоят. Поэтому учебный материал следует делать максимально мультимедийным, в чём помогут презентации в «Пауэрпойнте», анимации, фрагменты фильмов и т.д. Также нужно побуждать их к активной, творческой работе на уроке. Пусть озвучивают английские и американские фильмы по ролям (сначала посмотрят фрагмент несколько раз, вместе с Вами разберут и переведут, а затем озвучат по-английски при выключенной оригинальной дорожке), разыгрывают сценки, сами готовят какие-то проекты. Да я бы даже перед англоязычным караоке не остановился!

Конечно, тут придётся потратить лишнее время на подготовку уроков. Но и самому учителю так будет интереснее учить. А что касается учебников, то, видимо, придётся сочетать отечественные пособия (они, как-никак, учитывают российский менталитет) и зарубежные (где язык более идиоматичен). Какие конкретно, я порекомендовать не могу, потому что никогда не преподавал в школе, а только в лингвистическом вузе, где специально подстёгивать интерес студентов к профессии, по большому счёту, было не нужно.

Успехов Вам!

Вопросы и ответы | вопрос о преподавании английского Просмотров: 102 | Дата: 07.11.2018 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (3)
Мария:
Мы работаем в области письменного перевода с английского на русский язык фитосанитарных текстов. К сожалению, у меня нет высшего лингвистического образования, кроме двухгодичных курсов английского языка в количестве 508 академических часов. Но я постоянно занимаюсь улучшением своего уровня русского и английского языка (изучаю тонкости грамматики, синтаксиса и других аспектов языка).Большую часть времени я использую для пополнения словарного запаса специальной лексики в области сельского хозяйства, лесного хозяйства и фитосанитарии. Терминология в этих областях науки отличается большим разнообразием и не везде гармонизирована.

По себе знаю, что не всегда обладаю достаточно глубокими знаниями структуры английского и русского языков, зачастую опираясь на собственный вкус.Спасибо Вам за Ваш учебник по русско-английскому переводу, но насколько я могу применять модель ядерной структуры высказывания для перевода нехудожественной литературы с английского на русский язык для того, чтобы сделать свой перевод на русский язык "приличного" качества. Каковы особенности ядерной структуры высказывания для русского языка (1)? Где я могу об этом почитать в книгах (2а) применительно к научной литературе и русскому языку? В лексико-грамматическом справочнике М.Г. Рубцовой (2010) Чтение и перевод английской научной и технической литературы. - 2-е изд. испр. и доп. - 382, (2) с. ничего похожего нет.

Не могли бы Вы привести ссылки на то, где можно было бы почитать о таких практических приёмах перевода, о которых Вы рассказали на Вашей лекции в рамках конкурса "Косинус Пи" (2б)?

Заранее спасибо.

С уважением
Мария Ерохова

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Мария, конечно, вычленять ядерную структуру высказывания необходимо и при англо-русском переводе, в первую очередь для того, чтобы разобраться в логических отношениях между актантами высказывания и не ошибиться в трактовке амбивалентных конструкций. Кое-что на эту тему можно почерпнуть из моей статьи «„Ложный друг“ оказался вдруг и не друг, и не враг, а так…» // «Мосты» №4 (16). – М.: Р.Валент, 2007. – С. 33–41. (К сожалению, в электронном виде она пока не выложена в Интернет.)

Также очень важным для специального (технического) перевода является понятие лексико-семантической сетки, о чём я писал в статье «Наш перевод, вперёд лети! В лакуне остановка».

Из учебных пособий по техническому переводу моим позициям наиболее близка книга Б.Н. Климзо «Ремесло технического переводчика» (М.: 2003), в которой есть глава «Логика на службе переводчика».

Искренне надеюсь, что из этих источников Вы почерпнёте что-то полезное для себя!

Андрей:
Подскажите, пожалуйста, стоит ли браться за изучение второго иностранного языка, если первым владеешь не совсем свободно (upper-intermediate)? Или же, лучше, полностью освоить первый язык свободно, а затем переходить ко второму и последующим языкам?
Также, можете поделиться Вашим опытом в освоении второго языка: Вы владеете французским и английским в одинаковой степени? Можно ли добиться, чтобы два и более языков были в той или иной мере свободными? Мой первый язык - английский, а последний месяц я активно изучаю французский. Уточняю. Я не преследую цель освоить второй язык профессионально, хотелось бы просто свободно изъясняться, читать, писать и понимать на слух.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Английским я владею несколько лучше, чем французским, просто в силу более обширной профессиональной переводческой, педагогической и научной работы с этим языком. Думаю, что второй и последующие иностранные языки можно изучать независимо от степени «продвинутости» в первом иностранном. Все изучаемые языки «работают» друг на друга. Добиться свободного владения двумя и более языками вполне возможно!

Василий Александрович (Мариуполь):
В "Справочнике военного переводчика", автор Шевчук В.Н., вышедшем под редакцией Е.Н.Ожогина (издательство Русь, Санкт-Петербург, 2016 год) на стр.32 читаю: "Для англичан 'тонна' (tonne) равна 2240 фунтам (1008 кг) ... в Америке этот термин пишется ton, а по другую сторону океана - tonne".

Это правильно? Словари утверждают, что TONNE - это метрическая тонна и, соответственно, равна 1000 кг. TON же равна 2240 фунтам (т.е. 1016 кг). Иными словами tonne = metric ton. Как правильно? И справедливо ли утверждение, что в Британии употребляется tonne, а в США - ton? В словарях подтверждения этому я не нашел.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Я склонен больше доверять данным словарей, согласно которым tonne = metric ton (тонна, 1000 кг) как в американском, так и в британском варианте английского языка. Слово ton в обоих вариантах входит в сочетания long ton («длинная тонна», равная 2240 фунтам, или 1016 кг) и short ton («короткая тонна», равная 2000 фунтам, или 907,2 кг) и может для краткости замещать оба эти словосочетания.

Вопросы и ответы | Tonne — ton Просмотров: 132 | Дата: 18.10.2018 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
Роман (г. Мурманск):
Недавно я закончил читать одну книгу, написанную семейной четой Scott и Suzanne Ramsey совместно с журналистом и преподавателем из Университета шт. Нью-Мексико. Мне стало интересно, как традиционно передается эта фамилия в русском языке. Открыв словарь Рыбакина, я увидел единственный вариант - Рамзи с пометой топон. Ramsey (Хантингдоншир, Эссекс). В предисловии к словарю на стр. 9 сказано, что по семантическим признакам английские прозвища можно разделить на следующие основные классы, одним из которых является оттопонимные прозвища, образованные от англ., франц., (редко от бельгийских, итальянских и нем.) топонимов: названий графств, провинций, городов, деревень, земельных угодий, лесных участков, полей, холмов, бродов и др. микротопонимов. Насколько я понимаю, фамилия Ramsey входит в этот класс, хотя на прозвище, по-моему, не похожа. Возможно, я не совсем верно рассуждаю. Далее, я обратился к таблице русской передачи английских фонем. На стр. 17 приведена фонема [æ], которая передается русской буквой "а". Там же дано имя с этой фонемой - Адамз (Adams). В справочнике "Правила практической транскрипции имен и названий с 29 языков на русский и с русского на английский", составленном Вами, эта фонема передается буквой "э" как основной вариант, а после "ж", "ч" и "ш" - через "е". Пример: Langley - Лэнгли. В Википедии размещена статья о городке Ramsey, расположенном в 14 км к северу от Хантингдона в графстве Кембриджшир. Запросы в поисковой системе дают следующие результаты: "Рамзи" "Кембриджшир": 250, "Рэмзи" "Кембриджшир": 138. "Рамзи" "Англия": 280 000, "Рэмзи" "Англия": 84 000. Как поступить в этом случае? С одной стороны, в словаре приводится традиционный вариант, который применим, как мне кажется, к исторической литературе или закреплен за некоторыми городами или деятелями на территории Великобритании. С другой, авторы современные, проживают в Штатах. К тому же, в Вашем справочнике дается иная передача фонемы [æ]. Возможно, я что-то упускаю из виду, но пока склоняюсь к варианту Рэмзи. Не могли бы Вы внести ясность в эту фамилию?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

В русской транскрипции английской фонемы [æ] нет единства ни среди практиков, ни среди теоретиков. Исторически сложились как довольно многочисленные транскрипции с русской буквой а, так и не менее (если не более) многочисленные — с буквой э. Пишут, с одной стороны, Адамс, Патрик, Гладстон, Фаррелл, Анна Радклифф (писательница) и, с другой стороны, Эндрю, Брэдбери, Пэлтроу, Кэрролл, Дэниел Рэдклифф (актёр).

Вопрос осложняется тем, что в британском варианте английского языка звук [æ] ближе к русскому [a], а в американском — к [э]. «Британофилы» А.В. Суперанская и А.И. Рыбакин выбрали для передачи этой фонемы русскую букву а. Но, к сожалению, если проводить этот принцип последовательно, то мы получим довольно странные написания Джаксон (Jackson), Сам (Sam), Станли (Stanley), Анди (Andy) и т.п. — между прочим, так эти имена и фамилии и поданы в словарях Рыбакина.

Для меня, как я уже неоднократно писал в статьях и книгах, важна не столько фонетическая точность передачи (которая к тому же чаще всего недостижима из-за несовпадения фонологических систем языков), сколько системность и регулярность практической транскрипции. Поэтому моя позиция в данном конкретном вопросе расходится с позицией упомянутых учёных. Я считаю, что необходимо передавать фонему [æ] буквой э в общем случае и буквой е после шипящих (кроме исторически устоявшихся вариантов с а — вроде Адамс и Чаплин), потому что при последовательном применении этого принципа мы не получим столь же странных вариантов, как «Джак», «Сам», «Дан», «Ванс», «Андрю» и т.п. Скажем, фамилия британского премьера У. Ю. Гладстона (William Ewart Gladstone, 1809–1898), если её «переделать» на Глэдстона, не будет сильно резать ухо как ошибочная, а вот если Кэрролла снова называть Карролем, как в XIX веке, то это уж ни в какие ворота не лезет.

Резюме: фамилию Ramsey рекомендую передавать по-русски вариантом Рэмзи.

Илья (Москва):
В последнее время я стал обращать внимание, что в русских переводах американских статей, книг и фильмов в выражениях типа go to college, drop out of college, college student наши переводчики и журналисты практически неизменно используют вариант "колледж" ("учиться в колледже", "студент колледжа" и т.д.). Я решил посмотреть, как это термин переводят в словаре "Американа" -- там, оказывается, тоже сплошные "колледжи".

Меня удивляет, что такой буквальный перевод используется так широко. Это как если бы anecdote и perspective всегда переводили как "анекдот" и "перспектива". Мне представляется, что в нейтральных, неспециальных текстах, где не очень важна точность (газетные статьи, фильмы, художественная литература) может быть только один перевод слова college -- "университет" или "ВУЗ" (возможен вариант "институт", если, например, речь явно идет про вуз, где отсутствует магистратура.) Перевод "колледж" сбивает с толку 99% русских читателей и зрителей: сразу возникают неверные ассоциации с российскими колледжами и техникумами, которые дают средне-специальное образование, а не высшее.

Конечно, надо сделать оговорку, что понятие community college можно и нужно переводить именно как "колледж", но оно всплывает гораздо реже, чем college в значении "ВУЗ". И, естественно, в британском английском college часто означает "колледж".

С другой стороны, в текстах для аудитории, знакомой с американскими реалиями, перевод "колледж", на мой взгляд, предпочтителен и удобен для практического применения -- он там воспринимается как некая реалия. То же самое, думаю, касается официальных документов, где важна точность.

Собственно, я хотел бы узнать, что Вы, Дмитрий Иванович, думаете по вопросу перевода этого термина на русский язык. Спасибо.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Илья, в целом Вы, конечно, правы. Однако должен добавить, что слово колледж вошло в русский язык на правах иностранной реалии давно, когда ещё в самой России (СССР) никаких «колледжей» не было, а были техникумы и училища (учреждения среднего специального образования), а также институты и университеты (вузы). Это только в 90-е годы прошлого века, когда слова ПТУ и техникум обрели некие пренебрежительно-насмешливые коннотации и перестали привлекать учащихся, таким заведениям стали присваивать благородное звание «колледжей». Тем не менее иностранные колледжи не перестали оставаться таковыми.

Что касается слов институт или вуз, то я бы применял их в переводе с осторожностью. Во-первых, наши институты (которые ещё не переименовали себя в «университеты») дают, как правило, более продвинутое образование, чем иностранные колледжи; во-вторых, за рубежом крайне мало учебных заведений, которые именуют себя «институт» (один из немногих — MIT), и поэтому немного странно было бы прочесть в каком-нибудь переводе с английского: «Джон сказал сыну: „Неужели ты не собираешься поступать в институт?“». Не знаю, как для вас, а для меня этот вопрос звучит как цитата из старого советского фильма. В-третьих, слово вуз принадлежит в большей степени к официальному регистру, а в разговорной речи мы им пользуемся редко.

Боюсь, что это один из тех случаев, когда мы должны всё-таки положиться на подкованность читателя, который должен бы знать (может быть, по опыту родных или друзей), что иностранный колледж — не то же самое, что российский. Увы, это удел многих терминов, относящихся к сфере образования. Взять, например, перевод титула Dr. — ну, не называть же его «кандидатом наук»! И приходится величать какого-нибудь дилетанта доктором, хотя до нашего доктора (не всякого, конечно) ему, возможно, далеко, как до Луны. Да и простые преподаватели в Америке почти поголовно стали именоваться «профессорами». Знали бы они, что требуется у нас для того, чтобы получить звание и должность профессора, им бы стало плохо. И знал бы у нас простой народ, что американские «доктор» и «профессор» — на самом деле весьма легковесные звания. А ничего не поделаешь, приходится «нам» и «им» именоваться одинаково.


ПОИСК ПО САЙТУ