Понедельник, 03.10.2022, 02:28
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
ПОИСК ПО САЙТУ
РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
К основной странице раздела «Видеозаписи, интервью»

Интервью Дмитрия Ермоловича журналу Vuca Magazine и ресурсу Vuca.by (Беларусь)


Часть первая. Пьют ли кисель в Стране Чудес?

Часть вторая. Разные имена Якобы-Черепахи

Часть третья

Верлиока против Бармаглота

Опубликовано 13 января 2022 г.

Ссылка на источник

В заключительной, третьей части интервью VUCA.by и VUCA Magazine с российским профессором Дмитрием Ермоловичем мы решили продолжить разговор о некоторых интересных персонажах книг Кэрролла, а также поговорить о том, как лучше изучать иностранный язык и стать переводчиком художественной литературы.

— Какой эпизод из книг об «Алисе» нравится Вам больше всего?

— В «Стране Чудес» одной из самых забавных мне кажется глава «Поросёнок и перец»: Кэрролл в ней фантазирует, что называется, на грани фола со швырянием младенца и метанием в него сковородок, но проявляет в этой фантазии высокое писательское мастерство, оставаясь в рамках хорошего вкуса. Кстати, писатель не просто шутит: он высмеивает скучную нравоучительную поэзию своего времени. Ведь «колыбельная», которую поёт Герцогиня малышу, пародирует стихотворение поэта‐любителя Дейвида Бейтса «Беседуй мягче» (“Speak Gently”, 1849). Приведу первую строфу этого стихотворения в своём переводе:

Беседуй мягче! Знай, любовь
Надёжней страха правит.
Пусть даже горстка грубых слов
Дел добрых не отравит.

Это, конечно, правильные слова, но в викторианской Англии детей просто «перекармливали» подобными поучениями. Кэрролл в своей пародии всё переиначивает, и Герцогиня, наоборот, «учит» в своей песне тому, что ребёнка нужно воспитывать жёстко и даже телесными наказаниями. Представляю, как смеялись сёстры Лидделл, когда Кэрролл представлял им эту сцену!

Кстати, колыбельная Герцогини дала мне как переводчику возможность ввести в перевод дополнительную игру слов. Вот как выглядит в моём переводе одна из строф «суровой» колыбельной (которую я положил на размер известной песни «Спи моя радость, усни», приписываемой Моцарту):

Будь с малышом погрубей:
Если чихает — побей,
Если захнычет — чихай,
Перцу мальчишке задай!

Ведь у Кэрролла все персонажи в этой сцене (кроме Кота) чихают от избытка перца. Благодаря этому удалось довольно органично, как мне кажется, использовать слово чихать не только в прямом, но и в переносном значении (чихай — то есть «не обращай внимания»), как и образное выражение задать перцу («отругать или отшлёпать»).

А если говорить о «Путешествии в Зазеркалье», то в этой книге мне кажется самой интересной исключённая автором по настоянию Тенньела и лишь не очень давно обнаруженная глава «Шершень в парике» (так она называется в моем переводе). Это одна из немногих сцен, где мы можем почувствовать характер Алисы как внимательной, способной к состраданию девочки.

Поговорим ещё об одном персонаже «Зазеркалья» — Jabberwocky, который у Вас именуется Верлиокой. Как Вы обоснуете этот выбор по сравнению, например, с вариантом Бармаглот?

— «Верлиока» — главный персонаж стихотворения, которое Алиса обнаруживает в зазеркальной комнате. Это стихотворение так удачно, на мой взгляд, перевела замечательная русская поэтесса и переводчица Татьяна Львовна Щепкина-Куперник (1874–1952), что я решил использовать его в своём переводе (разумеется, с указанием переводчика). Не побоюсь сказать, что её версия — на голову выше «Бармаглота» как с точки зрения верности духу оригинала, так и с чисто просодической точки зрения. Сравним хотя бы первую строфу. Сначала — вариант Щепкиной-Куперник:

Было супно. Кругтелся, винтясь по земле,
Склипких козей царапистый рой.
Тихо мисиков стайка грустела во мгле,
Зеленавки хрющали порой.

А вот версия Дины Орловской, включённая в перевод Н.М. Демуровой:

Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.

По стилю этот перевод — фактически русская частушка. Переводчица не учла, к сожалению, что у Кэрролла данное стихотворение — пародия на средневековый героический эпос, которая должна звучать не в весёлом плясовом ритме, а пафосно и архаично. Щепкина-Куперник, использовав торжественный трехсложный размер (анапест), точно «попала» в стилистику оригинала. Кроме того, у Орловской оставляет желать много лучшего рифма из искусственных слов — «наве — мове». Оба слова наводят на мысль о траве, то есть переводчица дважды бьет в одну точку, снижая образный эффект.

Вернемся к разговору о находках. Между прочим, само слово «Зазеркалье» — чисто русская переводческая находка (у Кэрролла такого слова нет, а есть лишь словосочетания «сквозь зеркало» и «зеркальная страна»). Ей мы обязаны журналисту Владимиру Азову (настоящая фамилия — Ашкенази). Хоть сам перевод Азова (книга вышла в 1924 году) был впоследствии подвергнут резкой критике Ниной Демуровой, она, как потом и многие другие переводчики, воспользовалась этой удачной находкой, потому что само это слово «Зазеркалье» уже вошло в лексический фонд русского языка. В моем переводе оно тоже фигурирует.

Что касается изучения языков, считаете ли Вы, что в нынешнее время выучить английский язык легче, и вообще — возможно ли это сделать, например, за 2–3 месяца, как уверяют рекламные ролики? Какой, на Ваш взгляд, самый эффективный метод изучения английского языка?

— Забавно, как много сейчас появилось людей, заявляющих о себе в интернет-роликах как об авторах новых «уникальных» методик! А если копнуть поглубже, выясняется, что почти все они так или иначе «растут» из старой доброй советской методики аналитического построения фразы, усвоив которую учащийся обязательно должен понимать, где поставить подлежащее, где сказуемое, а где дополнение. Плюс, конечно, выучить спряжение глаголов. Всё новое, что в этих методиках предлагается, — это разве что горстка ходовых идиоматических оборотов и реплик, которые, конечно, полезны, но которые не «вывезут» изучающего язык, если он не осознаёт принципов построения фразы.

Каждый должен понимать, что за 2-3 месяца можно научиться лишь изъясняться с помощью минимального набора фраз, необходимых в туристической поездке. При этом никто вам не гарантирует, что вы сможете до конца понимать тех, для кого изучаемый вами язык — родной.

Наиболее эффективным способом изучения иностранного языка я считаю соединение двух методик: (а) аналитическое освоение как минимум базовой грамматики и (б) аудирование с запоминанием ситуативных реплик по методу Пола Пимслера. И если задаться целью овладеть иностранным языком по-настоящему (то есть на уровне, приближенном к знанию носителей языка), то на это потребуются годы. А переводчик высокого уровня должен обладать ещё и глубокими знаниями в области лингвистики и теории перевода.

Среди читателей нашего журнала есть молодые люди, перед которыми стоит выбор профессии. Посоветовали бы Вы им профессию переводчика? Как Вы считаете, заменит ли переводчика-человека компьютер в ближайшем будущем? Насколько актуальна эта профессия и как стать переводчиком художественной литературы?

— Нет, я не стану тем, кто не определился, советовать стать переводчиком, а посоветую прежде всего найти себя, нащупать то дело или увлечение, которое захватит вас по-настоящему и выявит ваш талант. Кроме того, сразу хочу предупредить: если в детстве вы мало читали книг (скажем, меньше нескольких тысяч), то хороший переводчик из вас вряд ли получится. Эта профессия, особенно в художественном переводе (но отнюдь не только в нём), требует широчайшей эрудиции. В противном случае ваши переводы будут пестреть грубейшими ошибками. Тем, кто хочет понять, как это бывает и в сколь неловкое положение может попасть некомпетентный переводчик, рекомендую прочитать мою статью «Хоть довинчивай».

Что касается компьютерных программ, то они уже стали большим подспорьем для переводчиков, но заменить людей полностью не смогут никогда, потому что в речи значительная часть содержания не выражена явно, а улавливается собеседником на основе интуиции и фоновых знаний. Впрочем, это очень большая тема. Уже довольно давно я написал на эту тему статью «Слепая вавилонская рыбка», но изложенные там тезисы по-прежнему актуальны.

Какую книгу Вы бы порекомендовали нашим читателям?

— Трудно что-то порекомендовать всем сразу. Я просто назову книгу, которая произвела на меня наиболее глубокое впечатление из недавно прочитанных. Это Дневник Корнея Ивановича Чуковского — издание в 3 томах (М., 2012). Читая этот дневник, я словно проживал, день за днём, жизнь этого талантливейшего человека, блестящего переводчика и литературоведа, восхищаясь тем, с каким мужеством и неизменной человечностью он встречал тяжелейшие удары судьбы.

Что считаете своим самым большим достижением в жизни?

— То, что мне удалось совместить любимые дела — изучение языков, перевод и отчасти изобразительное искусство — со своей профессией. Работа должна быть не только источником средств к существованию, но прежде всего увлечением. Я очень рад, что в моей жизни сложилось именно так.

Автор иллюстраций Д. Ермолович