Понедельник, 24.04.2017, 12:22
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
ПОИСК ПО САЙТУ
РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:

Советую прочитать

На этой страничке я предлагаю вам познакомиться со статьями и публикациями авторов, близких мне по духу и взглядам на перевод, язык и культуру. Я тоже писал статьи на темы, которые они поднимают, и мне приятно сознавать, что у нас общие точки зрения. Однако каждый смотрит на проблему по-своему, иногда открывает в ней новые стороны, поэтому читать такие статьи поучительно, даже если ты разделяешь их мысли.

Содержание страницы:

А. Азов. Поверженные буквалисты.
П. Оффит. Миф о витаминах: откуда мы взяли, что нам нужны добавки
С. Вьяджо. Удалённый перевод снова на коне
Н. Мельникова. Подводные камни в свободном плаванье, или 14 заповедей начинающего переводчика
М.А. Орёл. Стоп, машина!
П.Р. Палажченко. Перевод как учебная дисциплина, как умение и как профессия
П.Р. Палажченко. «Перевод» на ухабах политики
А.Л. Борисенко. Песни невинности и песни опыта. О новых переводах «Винни-Пуха»
В. Смоленский. СуСи или суШи?




Андрей Азов

Поверженные буквалисты

Из вводной статьи А.Л. Борисенко к книге А. Азова

Во второй половине XX в. в России один только Михаил Леонович Гаспаров осмеливался говорить, что «буквализм — не бранное слово, а научное понятие». Так он написал в статье «Брюсов и буквализм», опубликованной в 1971 г. в сборнике «Мастерство перевода». Коллеги тут же дали ему достойный отпор, ведь к тому времени уже всем было известно, что буквалисты — бездарные и чуждые народу отщепенцы и ничего хорошего в них нет. Никто, правда, не слышал, чтό говорили о переводческом ремесле сами буквалисты, да и большинство их переводов исчезло из обращения, но такая мелочь никого смутить не могла. Краткий пересказ Кашкина и Чуковского казался вполне достаточным основанием для того, чтобы осудить «порочный метод». Однако автору этой книги краткого пересказа оказалось недостаточно. Благодаря его кропотливому труду мы впервые прочтем эту драму целиком, собственными глазами, без пропущенных реплик и вырванных страниц.

Читать полностью вводную статью А.Л. Борисенко и Предисловие автора из книги А. Азова «Поверженные буквалисты»


Данная публикация — исключение в моей подборке: она не имеет отношения ни к переводу, ни к изучению языков. Но зато она имеет значение для каждого, кто заботится о своём здоровье! Скажите, вы принимаете поливитамины? Говорили ли вам, что приём дополнительных препаратов с витаминами и микроэлементами необходим современному городскому жителю, чтобы поддерживать иммунитет организма в условиях стрессов и неблагоприятной окружающей среды? Слышали ли вы про зловредные свободные радикалы, которые заставляют стареть наш организм, и про необходимость принимать витамин E, этим радикалам противодействующий, чтобы замедлить процесс старения?

Я почти не смотрю телевизор, а радио слушаю лишь в машине да иногда ненадолго включаю его на даче. Но даже в рамках столь ограниченного времени эфирного воздействия на меня как зрителя и слушателя выливается мощный информационно-рекламный поток с бесконечным разъяснением этих «истин». Не скрою, что обладаю запасом коробочек с поливитаминами и периодически принимал их длинными курсами. И вот, как говорится, новый поворот!

Статья Пола Оффита, опубликованная в 19 июля 2013 г. в издании «Атлантик» (The Atlantic), подводит итог многолетним научным исследованиям, которые развенчали все эти мифы, а заодно и раскрыли неблаговидную роль лауреата Нобелевской премии по химии Лайнуса Полинга. Свою премию он заслуженно получил за открытия в области химических связей. Но позднее увлёкся совсем другой темой — пропагандой витамина C и других витаминов, утверждая, что они являются средством профилактики и лечения чуть ли не всех заболеваний. Более того, он договорился до того, что витаминами якобы можно лечить рак! Специально проведённые исследования показали ошибочность и даже вредность подобных методов, но Полинг не унимался и чуть ли не до конца жизни продолжал распространять свои заблуждения. Нет свидетельств того, что Полинг находился на содержании у производителей витаминов и пищевых добавок, но то, что эта отрасль благодаря ему пережила настоящий бум и процветает до сих пор, несомненно.

Ниже я привожу перевод самого начала статьи П. Оффита, а для тех, кто хочет познакомиться с ней в оригинале, даю ссылку.


Пол Оффит

Миф о витаминах: откуда мы взяли, что нам нужны добавки

10 октября 2011 г. исследователи Университета Миннесоты установили, что смертность женщин, принимавших добавки-поливитамины, выше, чем у тех, кто их не принимал. Спустя два дня были опубликованы данные клиники Кливленда, согласно которым мужчины, принимающие витамин E, в большей степени рискуют заболеть раком простаты. «Это была тяжёлая неделя для витаминов», — заявил Кэрри Ганн в интервью «Эй-би-си Ньюс».

Эти результаты были не новы. До них ещё семь исследований показали, что витамины повышают вероятность возникновения рака, сердечных заболеваний и укорачивают жизнь. И всё же в 2012 году более половины всех американцев принимали те или иные формы витаминных добавок. Немногие, однако, знают, что этим своим увлечением витаминами они обязаны одному человеку. Человеку, который добился столь выдающихся достижений, что удостоился двух Нобелевских премий, и который так глубоко вводил людей в заблуждение, что может быть причислен едва ли не к величайшим в мире шарлатанам.

Читать статью полностью (на английском языке >>



Серджо Вьяджо, переводчик-фриланс из Австрии, опубликовал эту статью в сетевом журнале AIIC (выпуск за осень 2011 года), решив прокомментировать статью из газеты «Суар» {Le Soir} о системе удалённого синхронного перевода.

Если вы синхронист, то наверняка вам приходила иногда в голову мысль о том, как неплохо было бы иной раз никуда не тащиться на конференцию, куда вас пригласили поработать, а попереводить, не вставая с домашнего дивана, через «Скайп» или какую-нибудь ещё более совершенную систему конференц-связи. Будьте уверены, эта мысль приходит в голову не только вам, но и некоторым заказчикам, которых не покидает забота о том, как бы сэкономить на переводчиках и хотя бы на их доставке к месту конференции и обратно, размещении, питании и т.п.

Статья Серджо Вьяджо понравилась мне двумя особенностями: во-первых, весьма глубоким анализом как позитивных, так и негативных сторон той переспективы, которую открывают последние технические разработки в области удалённого перевода; и, во-вторых, умением отбросить словесную шелуху из опусов газетных и академических словоблудов и назвать вещи своими именами.

Серджо Вьяджо

Удалённый перевод снова на коне

Проработав пятнадцать лет старшим переводчиком, я вполне могу понять работодателей, которые стремятся «срезать углы». Но когда я слышу от профессионального устного переводчика или, хуже того, от преподавателя перевода, что удалённый перевод представляет собой бонус для практикующего синхрониста, это выше моего понимания. Кроме того, даже со строго финансовой точки зрения, «пустые затраты» вовсе не являются таковыми: в большой степени высокая компетентность такого международного переводчика, какие нужны международным организациям, есть производное от его мультикультурности, а эта мультикультурность есть в значительной мере производное от его поездок по всему миру для обслуживая конференций. Это должно быть очевидно всякому просвещённому работодателю, а деятелю образования - и подавно.

Но дело не только в этом: способности переводчика являются также производной от его постоянного контакта с коллегами и прямыми потребителями его услуг, т.е. ораторами и собеседниками, а также, хотя и в меньшей степени, с управленцами и организаторами. Работодателя можно извинить, если он этого не понимает, но тому, кто сам готовит переводчиков, не знать этого непростительно! Более того, возможность взаимодействия на месте с участниками, обслуживающим персоналом и организаторами конференций критически важна, как мы все знаем, для эффективной и безошибочной работы переводчиков как команды.

Читать статью полностью (на английском и французском языках >>


Наталья Мельникова — переводчик молодой, но уже опытный. Она написала интересную и очень толковую статью о подводных камнях, подстерегающих тех, кто начинает свой путь в нашей профессии. Мне приятно отметить и то, что Наталья училась у меня, а теперь и стала коллегой по преподавательскому цеху, работая на той самой кафедре, которая не так давно выпускала её в профессиональную жизнь.

Наталья Мельникова

Подводные камни в свободном плаванье,
или 14 заповедей начинающего переводчика

Чаще всего заказчики вообще не представляют, что это за зверь такой – переводчик. И в наших силах их просветить. Переводчики нередко жалуются: «Он такой-плохой-разэтакий, не заплатил мне за лишние полчаса/лишние полстраницы и т.д.!», и каждый раз хочется спросить: «А он «такой плохой-разэтакий» вообще-то знал, что за полчаса-полстраницы и т.д. положено платить? Может, знай он заранее, так и не заставлял бы тебя лишние полчаса работать?» Конечно, мы не можем раздавать клиентам распечатанную инструкцию на подпись (а очень жаль!).

Но, тем не менее, избежать некоторых подводных камней в наших силах! Как правило, эти камни никак не связаны с компетентностью переводчика, как специалиста. Речь идет о правильном построении взаимоотношений с заказчиком, так, чтобы все стороны оставались довольны.

Читать статью полностью >>

Статья М.А. Орла «Стоп, машина!» понравилась мне тем, что в ней чётко и убедительно показана полная бесперспективность попыток заставить компьютер переводить на осмысленном уровне — по крайней мере до тех пор, пока компьютер не научится мыслить, как человек (а возможно ли это вообще?). Профессиональным переводчикам это стало ясно давно, но многие разработчики и фантасты которое десятилетие внушают нам, что вот, мол, ещё немного — и машина станет прекрасно переводить и заменит в этом деле человека. Наивные клиенты верят в это и даже нередко полагают, что синхронный перевод, который они слышат из приёмников на различных конференциях, — продукция машины. (Оттого и возник в последнее время этот неприятный неологизм: слово «переводчик» в неодушевлённом значении, обозначающее либо приёмник либо компьютерный разговорник). Но нет, «машинный перевод» — это ещё один голый король, которого наконец назвали голым.

Максим Орёл

Стоп, машина!

[...] В «Вашингтон Пост» пишут о портативных машинках-переводчиках для американских солдат, позволяющих последним общаться с местным населением в зоне локальных конфликтов. По словам Мари Маеда, сотрудницы Управления перспективных исследований и разработок МО США (DARPA), в такие устройства заложены десятки тысяч слов и довольно много типичных для ситуаций на войне фраз. При этом, если заговорить на менее типичную тему, например, о политике, обсуждение которой «не входит в круг их [военных] обязанностей», то «качество перевода, конечно, ухудшится». Конечно. Потому что машина — повторюсь — не мыслит и ни на шаг не отходит от того, что в неё заложено.

И опять повторюсь: почему переводчиком зовется то, что таковым не является? Ведь эта машинка представляет собой новое воплощение такой известной всем вещи, как разговорник. Да, это воплощение суперсовременное, интерактивное, гораздо более эффективное и с возможностью усовершенствования (апгрейда). Но все равно по всем основным параметрам это не более, чем разговорник.

Читать статью полностью >>


Актуальную статью опубликовал на своем сайте П.Р. Палажченко. Он очень точно описывает, как воспринимают и преподают перевод в нашей стране. Особенно актуальной мне показалась его мысль о несостоятельности (в её нынешнем виде) такой дисциплины, как «теория межкультурной коммуникации». Во мне давно накапливалось такое же ощущение, но, прочитав статью Павла Руслановича, я подумал: вот кто первым сказал, что король-то голый!

Павел Палажченко

Перевод как учебная дисциплина, как умение и как профессия




...По-прежнему распространено мнение, что переводу учить не обязательно, что умение переводить естественно складывается из знания родного и иностранного языков. Не менее широко распространены, в том числе среди успешно работающих переводчиков, сомнения в полезности теории перевода и особенно ее изучения. Ответы на подобные вопросы давались не раз, и тем не менее стоило бы вернуться к этой проблеме, которая в изменившихся условиях выглядит, может быть, несколько по-иному.

Для начала вспомним, что вплоть до появления – опять-таки во второй половине прошлого века – новых, «беспереводных» методик изучения иностранных языков процесс изучения любого языка (разумеется, массового, школьного, а не «штучного», с гувернанткой или в двуязычной семейной среде) представлял собой сочетание запоминания слов, освоения грамматики и учебного перевода. Эффективность этого процесса была не очень высока, но в значительной мере он сохранился и сейчас. Грамматика иностранного языка преподается через перевод сотен искусственно (и далеко не всегда искусно) составленных предложений, предназначенных для освоения того или иного грамматического времени или наклонения, модальности, артикля и т.д. Избежать этого в условиях отсутствия иноязычной среды, видимо, невозможно. Нельзя отрицать и определенную пользу таких переводов. Но верно и то, что такие упражнения могут создать у студентов неверное представление о сути перевода как умения и как деятельности. Поэтому так важно давать не только будущим переводчикам, но и всем, кто будет так или иначе связан с переводом в своей работе (журналистам, дипломатам, юристам, экономистам, работникам сферы корпоративного и государственного «пиара» и т.д.) теоретически осмысленное представление о том, что такое перевод – профессиональный, адекватный, в конце концов просто приемлемый – и чем он отличается от лексико-грамматических упражнений.

Читать статью полностью


Эта статья П.Р. Палажченко была написана и опубликована в 2008 году, по следам августовской войны с Грузией. Удивительным образом в перипетии этой войны оказалась вовлечена и лингвистика. Разные стороны конфликта стремились то вписать выгодные им формулировки, то «вчитать» нужные им трактовки в документы по урегулированию. Но жизнь ещё раз показала: гораздо правильнее, чем вести казуистические споры об интерпретации формулировок и прибегать к лингвистическим хитростям, чётко и недвусмысленно заявить о своей позиции и строго её придерживаться. Именно об этом идёт речь в статье, с которой я очень рекомендую вам ознакомиться.

Павел Палажченко

«Перевод» на ухабах политики


[...] Автор этих строк тоже оказался «мобилизован и призван» августовским кризисом. Я имею в виду не только поездку с верховным комиссаром Совета Европы по правам человека Томасом Хамербергом в Северную и Южную Осетию 21-23 августа [...], но и интервью «Новой газете», корреспондент которой очень дотошно пытался дойти до сути. Интервью, как бывает в таких случаях, делалось впопыхах, и не все в нем было точно и полно. Предлагаемые заметки, конечно, не тянут на расследование, но, надеюсь, будут полезны тем, кому интересен «августовский инцидент» и некоторые другие, аналогичные случаи.

Начнем с самого расхождения. Оно обнаруживается в шестом пункте московской договоренности. В варианте, зачитанном президентом Медведевым на пресс-конференции 12 августа, читаем:
Начало международного обсуждения вопросов будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их прочной безопасности.

Судя по русской стенограмме пресс-конференции, президент Саркози зачитал тот же вариант, с некоторыми не меняющими сути комментариями. Однако через несколько дней на Интернет-сайте Европейского Союза шестой пункт договоренности выглядел уже иначе:
Ouverture de discussions internationales sur les modalités de securité et de stabilité en Abkhazie et en Ossétie du sud.

То же самое и в английской версии:
Opening of international talks on the security and stability arrangements in Abkhazia and South Ossetia. [...]

Читать статью полностью


Александра Леонидовна Борисенко — кандидат филологических наук, доцент филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Это известный специалист по литературе стран английского языка, переводчик и замечательный аналитик художественных переводов. Среди её многочисленных публикаций в журнале «Иностранная литература» одна из статей привлекла особое внимание читателей и получила широкую Интернет-аудиторию. Мне тоже очень нравится эта статья, дающая точную, яркую, остроумную оценку некоторым новым переводам любимого всеми с детства произведения. Настоятельно рекомендую эту статью посетителям моего сайта.

Александра Борисенко

Песни невинности и песни опыта.
О новых переводах «Винни-Пуха»


Опубликовано в журнале «Иностранная литература» 2002, №4

В 1999 году издательство “ЭКСМО-пресс” выпустило книгу Алана А. Милна “Винни-Пух” в переводе В. Вебера и Н. Рейн.

В общем, ничего особенно странного в этом нет: появление новых переводов уже переведенных произведений — совершенно закономерный процесс. Другое дело, что для нас это отчасти ново — в отечественной традиции советского времени чаще бытовал один “канонический” перевод прозаического текста, который в сознании среднестатистического читателя был абсолютно равен оригиналу. В детской литературе, правда, наличие нескольких переводов одной и той же книжки встречалось значительно чаще — видимо, жанр представлялся менее обязывающим, оставляющим простор для пересказа, переделки, “адаптации для советского ребенка” … (“Нашим детям не нужны черно-белые картинки”, — уверяли меня в одном издательстве).

Совершенно естественно, изменения в социокультурной ситуации спровоцировали в том числе и критическое переосмысление старых переводов, появились “новый Сэлинджер”, “новый Данте”, “новый Шекспир”; нередко в этих новых текстах ощутимо присутствие прежнего перевода (хотя бы в качестве невидимого оппонента) — в тексте так и слышится полемика, не имеющая прямого отношения к автору оригинала.

Но переводчик в России — больше чем переводчик. Вот, к примеру, цитата из пламенного отзыва Л. Бруни (с красноречивым названием “Украли медведя”) на появление перевода В. Вебера.

Знаете ли вы, кто такие Хрюка, Тигер или Хоботун? Уверяю вас, что знаете. Это известные всей стране Пятачок, Тигра и Слонопотам, имена которых изменились по злой воле издательства “ЭКСМО-пресс”, выпустившего книгу А. А. Милна “Винни-Пух” в переводе В. Вебера и Н. Рейн. <...>

Нет! Ничего, абсолютно ничего святого не осталось. Разворовав все материальное, взялись теперь и за духовное. <...>

Сорок лет Винни-Пух, Кристофер Робин, Пятачок и Все-Все-Все, открытые для нас Борисом Владимировичем Заходером, были нашими кумирами. Сорок лет. Юные личики покрылись морщинами, волосы выпали, бороды поседели, а мы все еще нет-нет, да и наведываемся к друзьям с криком “кто ходит в гости по утрам — тот поступает мудро” и, усевшись за стол, лукаво спрашиваем, “не пора ли нам подкрепиться?” Короче, “куда идем мы с Пятачком”... То есть теперь, по милости гг. Вебера, Рейн и “ЭКСМО-пресс”, надо просопеть “куда идем мы с Хрюкой”. Фу, какая гадость.

Действительно, гадость. Но обратите внимание на суть упрека: В. Вебер обидел Б. Заходера и заодно наплевал в душу всем нам. Скромная фигура Алана Милна совершенно затерялась в этой коллизии. Потому что, как справедливо заметил тот же Л. Бруни, “...удивительным образом английский медвежонок с опилками в голове стал неотъемлемой частью русского культурного достояния”, и в этом — несомненная заслуга поэта и переводчика Бориса Владимировича Заходера.

Читать статью полностью


Эта статья Вадима Смоленского была опубликована в 1998 г. Обнаружив эту статью на просторах Интернета, я предложил редколлегии «Мостов» напечатать её и другие публикации автора на эту тему. В. Смоленский дал на это своё согласие, и вы можете ознакомиться с этими работами как в Интернете, так и на страницах журнала «Мосты».

Статья сохраняет свою актуальность по сегодняшний день. Её обязан прочитать каждый грамотный переводчик!

Вадим Смоленский

СУСИ или СУШИ?

Отповедь шепелявящим


Вполне возможно, проблемы, о которой пойдет речь, могло бы и вовсе не возникнуть. Могло бы - будь Вавилонская Башня чуть пониже. Но, видимо, уж до того сильно разгневан был наш Создатель, что не только насочинял разных слов и грамматик, когда смешивал языки, но вдобавок еще и наплодил непохожих фонетических систем. Вот и маемся теперь: как от одной переходить к другой? В частности, от японской к русской. Да еще и в условиях, когда всюду господствует английская транслитерация японских слов, ярким примером которой является слово "sushi".

Само собой, надо вести разъяснительную работу среди населения. Этим мы с вами займемся ниже. Но иногда такой работы бывает мало. Часто сталкиваешься с интереснейшим феноменом: люди, прекрасно знающие, как то или иное японское слово пишется по-русски, упорно произносят его через "ш" - "суши", "сашими", "Хоншу".

Я долго размышлял о причинах данного явления и пришел к тривиальному выводу: виной сему наше извечное низкопоклонство перед Дядей Сэмом. Латинскому шрифту русский человек доверяет больше, чем кириллице. На кириллице его слишком долго и бессовестно обманывали. Он даже склонен считать, что обман продолжается.

Читать статью полностью
Сайт «Виртуальные суси» В. Смоленского и В. Коваленина

К началу страницы