Вторник, 06.12.2016, 11:13
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
ПОИСК ПО САЙТУ
РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:

БОЛЬШОЙ РУССКО-АНГЛИЙСКИЙ СЛОВАРЬ
КАК ОТРАЖЕНИЕ НОВОГО В ЛЕКСИКЕ ДВУХ ЯЗЫКОВ НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

Окончание
стр.1 2 3 << К началу


Лексикографические подходы и принципы
Большого русско-английского словаря

Работа над составлением и общей редакцией Большого русско-английского словаря потребовала не только расширения и исправления собственно лексического материала, но также уточнения и развития лексикографических решений, связанных с систематизацией, организацией и представлением этого материала в словаре.

a. Представление смысловой структуры многозначных слов

Представление семантической структуры многозначных слов в двуязычном словаре имеет свои особенности по сравнению с разработкой полисемии этих же слов в одноязычном (толковом) словаре. Хотя в большинстве случаев различные значения слова можно выделить более или менее объективно в соответствии с содержанием тех понятий, которые отражаются в этих значениях, интерпретация значений лексических единиц (которая в одноязычном словаре осуществляется через толкование на том же языке, а в двуязычном — через иноязычные соответствия) в большой мере зависит и от субъективных факторов, в том числе от семантики единиц, избранных для такой интерпретации.

При толковании значений слов в одноязычном словаре их определение и группировка отчасти определяется объёмом значения тех синонимов, которые применяются для толкования, а в двуязычном словаре — объёмом значения иноязычных соответствий. Поэтому нет ничего удивительного в том, что семантическая структура одних и тех же слов может быть представлена различными наборами значений в толковом и двуязычном словаре одинакового объёма.

Вот характерный пример такой ситуации: слово лампочка имеет в русском языке вроде бы одно значение, но при поиске соответствий к нему выясняется, что этим словом могут обозначаться достаточно разнотипные предметы — лампа накаливания в светильниках и светодиодный индикатор на приборных панелях, и названия этих предметов по-английски различны. Соответственно этому есть, видимо, основания для того, чтобы в двуязычном словаре не смешивать эти варианты для русского слова лампочка под одной цифрой словарного значения. Во всяком случае, такой подход был принят в Большом русско-английском словаре.

Также выделение дополнительных значений представляется целесообразным, если иноязычные соответствия покрывают лишь частичные аспекты русской лексической единицы с диффузной семантикой. Так, в словаре под ред. С.А. Кузнецова слова шаромыга, шаромыжник рассматриваются как имеющие только одно значение. В словаре Смирницкого они также имели только одно, причём весьма неточное, соответствие — parasite. В настоящем Словаре в этом слове выделено 3 значения и 5 оттенков значений (бездельник; любитель поживиться за чужой счёт; бродяга; тёмная личность; жулик) и приведено 13 эквивалентов (loafer, idler; sponger; freeloader; tramp, vagabond; hobo, bum; shady type, goon; trickster, fraud, con man).

Возможно, такое представление словарных соответствий несколько усложняет задачу переводчика, т. к. вместо одного «эквивалента», который, казалось бы, можно использовать в переводе не задумываясь, нужно сделать выбор из многих вариантов. Для этого следует тщательно проанализировать исходный контекст, решить, какой из аспектов семантики слова реализован в нём наиболее выпукло, и на основе этого решения использовать то или иное соответствие. Однако это гораздо более верный путь к правильному переводу, чем если бы переводчику не было оставлено другого выбора, кроме единичного и далеко не точного соответствия.

Распределение соответствий по значениям за отдельными цифрами играет важную методическую роль: этот приём лишний раз подчёркивает, что различные иноязычные соответствия не являются взаимозаменяемыми в контексте, и побуждает пользующегося словарём внимательно анализировать смысл исходного текста. При поиске соответствий для существительных с широким диффузным значением это особенно важно и позволяет иногда выйти на правильный перевод окказионального значения, даже не зафиксированного в Словаре, по методу семантической эстраполяции, известному в теории перевода.

Большую проблему для лексикографической разработки представляют собой многозначные слова, которым соответствуют также многозначные эквиваленты (типа план – plan). В словаре Смирницкого широко использовалась помета в разн. знач. («в разных значениях») для того, чтобы не давать одно и то же соответствие под каждым из нескольких нумерованных значений, а особые эквиваленты некоторых значений показать через их реализацию в словосочетаниях.

Такой лексикографический приём имеет смысл с точки зрения экономии места в словаре краткого объёма. Однако в большом словаре этот метод страдает определёнными недостатками: семантическая структура полисемичных русских и английских слов редко совпадает полностью, поэтому такое приблизительное соответствие между словами может в ряде контекстов подсказать читателю неверное решение.

Кроме того, из-за многочисленности иллюстративных примеров смысловая структура слова при такой ее подаче выглядит чрезвычайно запутанной и возникает необходимость все-таки последовательно разграничить отдельные значения, сгруппировав словосочетания внутри них. Поэтому в Большом русско-английском словаре было решено использовать помету в разн. знач. в крайне ограниченных масштабах и только в тех случаях, когда действительно можно говорить о практически полном совпадении смысловой структуры русского и английского слова и когда это не мешает показу их сочетаемости и вариантов соответствий.

В остальных случаях разные значения русского слова описывались отдельно, даже если в этих значениях они имеют одинаковые соответствия. В результате этой работы были кардинально переработаны статьи на слова широкой семантики (такие как база, бить, блок, быть, давать, делать, залог, план, представление, программа, реакция, сеанс, серия, центр и многие другие).

Также в соответствии с данным подходом было решено отказаться от практики, когда наиболее распространенное значение полисемичного слова давалось под номером 1 вообще без пояснений, как это нередко делалось в словаре-предшественнике. В Большом русско-английском словаре русскими пояснениями либо ограничительными пометами (указывающими на значение слова через сферу его употребления в этом значении) снабжаются все значения полисемичного слова.

b. Иллюстративные примеры

Подробный двуязычный словарь призван не только дать иноязычное соответствие слову, но и представить возможные соответствия самым типичным речевым контекстам (речениям), в которых это слово употребляется. Этот принцип проводился и в словаре-предшественнике, но недостаточно последовательно. При работе над настоящим Словарем было принято решение реализовать его по возможности более полно, и количество таких иллюстративных примеров значительно увеличено в том числе и в тех статьях, где соответствия самому слову не изменились по сравнению со словарём Смирницкого.

Согласно принятому подходу, при слове шпагат приводится выражение сесть на шпагат, при слове дотация — выражение находиться на дотации, при слове аллергия у меня аллергия на что-либо; статья отменять дополнена употребительными сочетаниями отменить свидание, заказ, визит к врачу и т.п.

Диапазон возможных иллюстративных примеров в Большом русско-английском словаре также расширен. Кроме традиционных типов словосочетаний, приводятся:

  • диалоговые клише (например, ему что-нибудь передать?, я перезвоню вам, как только смогу; я ясно выражаюсь?);
  • тексты типичных объявлений (например, «Выдача багажа», «Все билеты проданы», «Проданные товары возврату и обмену не подлежат», «Ушла на базу»);
  • аксиоматические сентенции (от перестановки слагаемых сумма не меняется, действие равно противодействию).

c. Регулярно образуемые формы

Среди регулярно образуемых форм основные изменения коснулись уменьшительных форм существительных (а также некоторых других частей речи) и наречий.

В словаре-предшественнике приводилось очень мало уменьшительных форм. Например, отсутствовали зайка, заинька, хотя иностранцу, пользующемуся словарем, может быть сложно догадаться, что это производные от слова заяц, а тем более что они используются в качестве ласкательных обращений к людям. Отсутствовало слово крестик (хотя во многих сочетаниях и некоторых значениях он не взаимозаменяем со словом крест: например, выражения поставить крест и поставить крестик имеют совершенно разный смысл).

В то же время в отношении уменьшительных форм приходится отметить случаи явной непоследовательности в словаре Смирницкого: например, каждое из слов деньжата и деньжонки удостоилось там отдельной словарной статьи, хотя по алфавиту они следуют одно за другим и практически идентичны по смыслу.

В Большом русско-английском словаре было расширено число представленных уменьшительных и увеличительных форм; они приводятся главным образом в тех случаях, когда читатель может испытывать затруднение в восстановлении исходной формы слова и особенно когда такие формы имеют свои особенности в употреблении и оттенках значений.

Что касается наречий на ‑о, ‑е и ‑ски, то в словаре Смирницкого они не приводились, если, по мнению составителей, им соответствовали формы наречий на ly от английских эквивалентов прилагательного. В Большом русско-английском словаре этот принцип применяется в гораздо меньших масштабах. Во-первых, большой словарь должен по определению более подробно представлять регулярно образуемые формы, а во-вторых, опущение формы наречия не всегда свидетельствует о возможности его перевода по указанной модели. Например, в словаре Смирницкого отсутствовали формы наречий добросовестно, популярно, панибратски, но читатель легко может убедиться, что они переводятся (по крайней мере в некоторых контекстах) особыми соответствиями, не выводимыми из переводов соответствующего прилагательного.

d. Переводные соответствия

За последние десятилетия существенные изменения имели место не только в русском, но и в английском языке. Для целей Большого русско-английского словаря данные англоязычной части проверялись по современным словарям английского языка, прежде всего по словарям Longman Dictionary of English Language and Culture, Random House Dictionary of Contemporary English.

Конечно, материал Словаря сопоставлялся с переводами в других словарях и особенно в словаре Смирницкого, и было обнаружено большое количество не только устаревших эквивалентов, но и неточностей и даже ошибок в переводах. Вот только некоторые из многочисленных ошибочных соответствий: реанимация — reanimation (в данном Словаре исправлено на resuscitation); каверна cavity (правильный перевод — cavern); вмуроватьwall in (что значит «отгородить стеной»; в данном Словаре — immure); аттракцион (в парке) — side-show (что на самом деле значит «второстепенный номер в представлении»; правильно — park amusement, ride); двустворчатая дверь – folding door (на самом деле это «складная дверь»; правильно double door); двухместная палата — double-bed room (что означает «комната с двуспальной кроватью»; правильно double (hospital) room; партизанщинаarbitrariness (что означает «произвол»; правильно — guerrilla tactics); соответствия политикан — intriguer, политиканство — intrigue (означающие «интриган» и «интриги» соответственно) в данном Словаре заменены на эквиваленты – politico, politicking.

Словарь-предшественник нередко предлагал длинные ряды соответствий, каждое из которых являлось неточным и приблизительным, годным к использованию лишь в ограниченных контекстах; в то же время оптимальный эквивалент отсутствовал. Например, к слову знающий приводился целый набор соответствий — learned, scholarly, erudite, skillful, competent, able. В настоящем Словаре вместо всех этих вариантов приводится наиболее точное слово: knowledgeable. Аналогичное отличие имеет статья косметолог: вместо множества неточных соответствий, приводившихся в словаре-предшественнике, приводится один правильный вариант: cosmetologist.

В словаре Смирницкого нередко приводились весьма неудачные соответствия к переносным и образным значениям слов. Например колдовать (в значении «производить непонятные действия» передавалось как concoct («стряпать; фабриковать»); в Большом русско-английском словаре даны новые соответствия — tinker (with), fiddle (with). Переносное значение слова кухня («центр скрытого влияния») трактовалось как machinations («махинации»); этот вариант исправлен на более точный — backroom и к нему приведён иллюстративный пример: повара политической кухни ирон backroom boys; masters of political intrigue. Кроме того, выделено дополнительное переносное значение этого слова — «внутренняя специфика», к которому даны переводы и примеры. Число подобных примеров очень велико.

Известно, что описательный перевод является одним из наименее удобных для практического использования. В настоящей работе последовательно проводилась работа по упрощению описательных переводов или их замене на однословные эквиваленты (там, где это не касалось реалий, о которых см. ниже). Например, вместо описательных переводов к словам англист, африканист и т. п., приводившихся в словаре Смирницкого, в настоящем Словаре даны прямые соответствия Anglist, Africanist и т. п. Даже такое слово, как портянка, также было переведено описательно в словаре-предшественнике; в данном Словаре дан точный эквивалент — puttee. Слову откачивать в значении «приводить в сознание» в словаре Смирницкого был поставлен в соответствие официальный оборот administer artificial respiration to a drowned person; в настоящем издании он заменен на синонимический ряд фразовых глаголов, гораздо точнее соответствующих русскому глаголу — bring to, bring round, pull round; pull through. Приземленность трактовалось через весьма отдаленное соответствие narrowly utilitarian outlook, — оно заменено на близкий аналог down-to-earth approach; prosaicness. Слово безбилетник в словаре Смирницкого давалось в описательном переводе passenger travelling without a ticket; однако в английском языке существуют прямые однословные соответствия, которые приведены в настоящем издании, — farebeater (в общественном транспорте) и stowaway (на судне или самолете).

Отдельно следует сказать о подходе к переводу реалий. В словаре Смирницкого для их передачи часто использовались транслитерационные соответствия; однако технически создание таких соответствий не представляет трудности для переводчиков и других пользователей, и, чувствуя необходимость в них, они легко создают такие соответствия сами. При этом пользователи обычно осознают все недостатки транслитерационных соответствий (трудность усвоения адресатом перевода, плохая вписанность в систему переводящего языка и др.): они потому и обращаются к словарю, что желают выяснить, существует ли более естественный для языка перевода способ передачи встретившихся им реалий.

В Большом русско-английском словаре был принят принцип, согласно которому транслитерационные (транскрипционные) соответствия применялись главным образом в тех случаях, когда они уже зафиксированы в англоязычных изданиях. Так как реалии требуют прежде всего понимания их смысловой структуры иноязычным читателем или слушателем, для их передачи в Словаре широко применялся описательный перевод. Например, в словаре Смирницкого слово суворовец имело транслитерационное соответствие (Suvorovets), не имеющее распространения в английском языке и непонятное иноязычным читателям. В настоящем Словаре оно было заменено на описательный эквивалент – Suvorov Military School student.

Следует отметить также, что в словаре Смирницкого нередко переоценивалась «самобытность» некоторых слов, которые транслитерировались в переводе и тем самым превращались в некие псевдореалии. Это нередко происходило со словами, имеющими стандартные английские эквиваленты, например помадка (исправлено на fudge, fondant), капрон (исправлено на fosta nylon), каракульча (исправлено на broadtail), хамса (исправлено на European anchovy), поролон (исправлено на foam rubber).

Для слова дворник в словаре-предшественнике был создан искусственный эквивалент dvornik, и его перенял Оксфордский русско-английский словарь, хотя в толковых словарях английского языка это слово отсутствует. Действительно, в России до начала ХХ века функции дворника были в чем-то уникальны и включали в себя некоторые административные обязанности. Тем не менее для передачи этого слова, особенно в современном контексте, вполне можно использовать английские аналоги, такие как yardman («человек, нанятый для уборки двора») и street cleaner («уборщик улицы»).

Так же неоправдан и транслитерационный перевод слова форточка, поскольку его можно передать кратким описательным соответствием ventilator window или аналогом ventlight.

Довольно странен ошибочный транслитерационный перевод, данный в словаре Смирницкого к слову ивритIvrit; в настоящем Словаре приводится правильное соответствие — (modern) Hebrew.

Кроме транслитерации, словарь-предшественник иногда прибегал к соответствиям, которые я бы назвал “придуманными”, к тому же в большинстве случаев придуманными неудачно. Так, слово вольнослушатель было передано как “lecture-goer” (это соответствие было заключено в кавычки, что, по-видимому, указывает на понимание авторами его несовершенства) и сопровождалось длинным пояснением в скобках: “permitted to attend university, etc., lecture courses without having the formal status of student”. Создается впечатление, что авторы, возможно, трактовали русское слово как реалию, хотя это не так, поскольку вольнослушатели существуют в университетах множества стран, и в английском языке для них существует устоявшееся название — auditor (используемое, разумеется, в настоящем Словаре).

e. Разграничение переводных соответствий по вариантам английского языка

В эпоху А.И. Смирницкого британский вариант английского языка считался его неоспоримым стандартом. Сегодня взгляд на роль основных двух вариантов английского языка — британский и американский — изменился как с научной, так и с практической точки зрения. Большинство лингвистов сегодняшнего дня придерживаются мнения о равноценности статуса двух вариантов, т. е. американский вариант уже не рассматривается как «побочный», «подчинённый» или «субстандартный» по отношению к британскому. С практической точки зрения знание особенностей американского варианта особенно важно для изучающих язык в нашей стране в силу гораздо большей численности его носителей, не говоря уже о большем политическом, экономическом и культурном влиянии США на международной арене.

В словаре Смирницкого использовалась помета амер для американизмов, однако разграничение слов, употребляющихся в разных вариантах английского языка, было проведено крайне непоследовательно и фрагментарно. Во-первых, никак не выделялись бритицизмы, т. е. слова, редко употребляемые за пределами Великобритании. Во-вторых, во многих случаях существующие американские лексемы либо вообще не приводились (как, например, среди соответствий к слову мусор не было американизмов garbage, trash), либо приводились без помет.

Это нередко приводило к путанице, примером чего может послужить статья билет, где выражение билет в один конец было переведено американизмом one-way ticket (без пометы), а выражение билет туда и обратно — бритицизмом return ticket, также без пометы.

В Большом русско-английском словаре упорядена подача британских и американских лексических единиц, для чего была проделана тщательная работа по разграничению бритицизмов, американизмов и единиц общеанглийского употребления. Для обозначения бритицизмов впервые в отечественной лексикографической практике введена помета брит.

Конечно, разграничение британских и американских единиц не могло быть проведено с абсолютной точностью, так как в реальной речевой практике граница между ними подвижна и в некоторых случаях весьма условна. Даже словари, изданные в англоязычных странах, иногда сообщают противоречащие друг другу сведения на этот счет. Однако по мере возможности было сочтено необходимым проводить такое разграничение, ибо смешение единиц из разных вариантов английского языка стало, к сожалению, типичной ошибкой переводчиков и изучающих язык. Более того, они даже нечасто задумываются об этом, так что Словарь, как можно надеяться, поможет им преодолеть этот недосмотр.

В любом случае соблюдался следующий принцип при подборе английских эквивалентов: при наличии соответствия из какого-либо одного варианта английского языка оно обязательно сопровождается соответствием либо из другого варианта английского языка, либо из фонда общеанглийской лексики. Другими словами, я стремился избегать случаев, когда в соответствие слову или значению Словарём предлагается только локально маркированный (британский или американский) вариант.

***

Разработка общих лексикографических подходов и принципов, изложенных выше, разумеется, не может считаться завершённой. Напротив, поскольку настоящий словарь является первым опытом Большого русско-английского словаря, эти принципы будут уточняться, детализироваться и совершенствоваться. Надеюсь, тем не менее, что представленный в Словаре лексикографический материал и его организация в соответствии с указанными принципами поможет сделать Словарь полезным инструментом в работе всех, для кого он предназначен. Хотелось бы рассчитывать, что этому способствовал и мой субъективный подход, так как во всех аспектах работы по составлению и редактированию Словаря я смотрел на него глазами не только лингвиста-лексикографа, но также переводчика и преподавателя, используя весь опыт своей практической работы в этих областях.


Д. И. Ермолович,
доктор филологических наук,
профессор кафедры перевода английского языка
Московского государственного лингвистического университета