Воскресенье, 28.05.2017, 21:33
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
ПОИСК ПО САЙТУ
РАЗДЕЛЫ САЙТА
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:

© Д.И. Ермолович

Шишкин против Siskin’а

Окончание. К началу статьи >> стр. 1

Российская практика

История с жалобой Шишкиных на Латвию весьма полезна для оценки ситуации в нашей стране. Да, в Латвии применяются — выражусь мягко — спорные правила передачи русских имён, нацеленные на их «облатышивание». Но если и можно сказать об этих правилах что-то положительное, так это то, что они хотя бы подчиняются какой-то системе и применяются единообразно и универсально в рамках этой страны. Ситуацию же в нашей стране я бы охарактеризовал как хаотическую. К примеру: в заграничном паспорте, выданном Федеральной миграционной службой гражданину РФ по фамилии Гайдук, его фамилия указана на латинице как Gaiduk, а в водительских правах, выданных ГИБДД, – как Gayduk.

По каким же принципам оформляются российские заграничные паспорта и иные документы? Кто определяет эти принципы?

До недавних пор написание имён и фамилий российских граждан в заграничных паспортах регулировалось «Инструкцией о порядке оформления и выдачи паспортов гражданам Российской Федерации для выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» от 31 декабря 2003 г.

В приложении №7 к ней говорилось: «Фамилия и имя владельца паспорта заполняются на русском языке и дублируются на английском языке способом транслитерации (простого замещения русских букв на английские)» (выделено мною. — Д.Е.).

Уже одна эта формулировка отражает путаницу терминов и понятий. Если речь идёт о транслитерации, т.е. подстановке одних графических знаков вместо других, то результат никак не может быть написанием на английском (или любом другом) языке. Это всего лишь запись имени в латинской графике. Корректная формулировка была бы «дублируются на латинице» (или «буквами латинского алфавита»).

Но самое забавное, что приводимые в приложении к инструкции соответствия никоим образом не были транслитерацией и не отвечали заявленному способу «простого замещения русских букв на английские». Так, хотя в самой таблице отсутствовал латинский «икс», он встречался в примерах как соответствие буковосочетанию кс: Alexandr(ov), Alexey(ev), Maxim(ov), Oxana. В то же время имя Ксения (Ksenia) буквы x почему-то не удостоилось.

Согласно таблице, букву я надо было всегда передавать как ya, но рекомендация эта была выдержана только в отношении имён Зоя, Илья, Майя, Пелагея, Яна — Zoya, Ilya, Mayya, Pelageya, Yana. А вот имена Татьяна, Ульяна, Федосья, Юлия и другие предлагалось писать через ia: Tatiana, Uliana, Fedosia, Yulia. Особенно был нагляден разнобой на примере соседних соответствий Яков — Iakov и Яна — Yana.

Список противоречий в той инструкции можно было бы продолжить. Но теперь это уже дело прошлое. 3 февраля 2010 года был введён новый приказ о загранпаспортах, а вопросам написания в них имён и фамилий на латинице посвящено Приложение №10 к нему. Решив заменить прежнюю систему, ФМС не стала ничего не придумывать сама, а воспользовалась ГОСТом Р 52535.1 от 2006 года для транслитерации кириллицы. Но при этом она не обратила внимания, что этот гост разработан Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии для машиносчитываемых документов, т.е. носит технический характер и для других целей изначально не предназначался.

В паспорте есть машиносчитываемая полоса, но тут речь идёт об основной части паспорта, предназначенной для чтения человеком.

В любом случае гост 2006 г. крайне плохо продуман. Принцип взаимной однозначности соответствий в нём не выдержан: на-пример, целым трём русским буквам – е, ё и э – соответствует одна латинская е. Буквы и и й тоже передаются одинаково – i. Твёрдый и мягкий знаки в госте вообще отсутствуют. Для буквы ц вводится почему-то двубуквенное соответствие – tc, хотя и одной буквы c было бы достаточно (больше она нигде не используется). Нелепа замена прежних соответствий для букв ю и я. Было yu, ya, стало iu, ia. Юлия теперь должна писаться как Iuliia (если, конечно, обладательница этого имени не подаст заранее заявление с просьбой обозначить её в паспорте иначе).

Итак, об обратимости соответствий снова приходится забыть. Неудивительно, что, когда на ленты информационных агентств поступают сообщения об инцидентах с российскими гражданами за рубежом, нередко возникают разночтения при попытках восстановить их имена на кириллице, особенно в случае этнически нерусских имён и фамилий (не будем забывать, что в нашей стране живёт и много других национальностей). Elian — это Элиан, Элян, Элянь, Елян, Елиан? Iudin – это Юдин или, может быть, Иудин?

Отсутствие разумной, всеобщей и обязательной регламентации приводит к разнобою, который можно охарактеризовать ситуацию можно лишь китайским принципом «пусть расцветает сто цветов».

Дело дошло до того, что отдельные организации и фирмы стали сами сочинять стандарты написания на кириллице российских имён и названий. Как-то мне довелось проводить учебные консультации для переводчиков московского офиса одной крупной международной компании. До начала учёбы я встретился с начальником отдела переводов этой компании, чтобы выяснить его пожелания к содержанию консультаций. Я напомнил ему, что одной из самых трудных является тема передачи собственных имён, и предложил посвятить этой теме часть занятий с переводчиками. «Нет-нет, не надо, — сказал мне мой собеседник, — систем транслитерации так много и они настолько противоречивы, что мы не хотим принимать ни одну из них, а собираемся разработать и внедрить собственную систему».

Боюсь, что подобный подход к запутанной проблеме может лишь усугубить её.

Что из этого следует

Нельзя мириться с тем, чтобы правила передачи имён с кириллицы на латиницу были у каждого свои (хотя фактически это уже имеет место). Наоборот, нужно стремиться к их единству. А чтобы эти правила вызывали как можно меньше проблем и недоразумений, они должны быть разработаны специалистами и отвечать ряду научных требований. Эти требования: (1) универсальность; (2) системность; (3) обратимость.

Требование универсальности означает, что имя собственное передаётся на латинице только одним способом, применимым во всех сферах коммуникации и документооборота и не зависящим от той языковой среды, в которой имя может функционировать. Это вроде бы понятное и естественное условие странным образом никогда не соблюдалось. Сложившийся у нас подход на основе транскрипции поставил способ передачи в зависимость от контекстного языка: ту же фамилию Шишкин принято писать Shishkin в английском тексте, Chichkine во французском тексте, Schischkin — в немецком и т.д. Но написание имени в документе, особенно таком универсальном, как паспорт, лишено контекста и не может быть ориентировано на какую-то конкретную языковую среду. Оно должно быть единым для всех языков, использующих латинскую графику.

Требование системности означает упорядоченность и единообразие, которые исключали бы разнобой и внесистемные исключения. Этому требованию лучше всего отвечает принцип транслитерации, поскольку он — в отличие от транскрипции — ориентирован на чётко фиксируемый буквенный состав имени. Принцип транслитерации удобен ещё и тем, что позволяет автоматизировать передачу имён собственных.

Требование обратимости означает взаимную однозначность кириллическо-латинских соответствий. Это необходимо для того, чтобы по латинскому соответствию можно было точно, без разночтений, восстановить исходное кириллическое написание имени.

Однако транслитерация, удовлетворяющая вышеперечисленным требованиям, может быть двух видов: использующая буквы с диакритическими знаками и без таковых. К первому виду относится стандарт Международной организации по стандартизации — ISO 9 1995. Увы, из-за букв с диакритическими знаками (включая весьма экзотичные — например, символ â для русского я) применение этого стандарта вызвало бы почти такие же проблемы, что и латышская транскрипция, а может быть, и создало бы новые. Например, обладатель фамилии Янусов рисковал бы оказаться Анусовым (Ânusov).

Ко второму виду транслитерации (без диакритиков) можно отнести один из вариантов старого советского ГОСТа 19876-71, который, кстати, специально предусматривался для обмена информацией на машиносчитываемых носителях. Сейчас этот стандарт практически забыт и не используется.

Нужно признать, что в нашей стране отсутствует современная нормативная база для адекватной записи российских имён собственных в латинской графике. Такая база должна быть создана для того, чтобы — в качестве минимальной задачи — освободить от разночтений и неточностей официальные документы, выдаваемые российским государством своим гражданам и юридическим лицам.

В интересах этого следовало бы на общегосударственном уровне утвердить единые и обязательные для всех в стране нормативные правила написания русских (российских) имён и названий (а также любых других лексических единиц и текстов, для которых это может потребоваться), пишущихся на кириллице, буквами латинского алфавита.

Такую нормативную базу необходимо создать не в процессе ведомственного «творчества», а на основе научно разработанного стандарта, отвечающего требованиям сегодняшнего дня. Можно было бы взять за основу и старый ГОСТ 19876-71, модернизировав его в соответствии с современными требованиями. Не буду повторять здесь конкретные собственные предложения на этот счёт, которые мне уже неоднократно доводилось излагать в печатных работах и выступлениях. [3] Главное, чтобы стандарт отвечал требованиям универсальности, системности и обратимости и основывался на принципе транслитерации (а не транскрипции).

Думается, что жалоба «Шишкин против Латвии» со всей ясностью показывает, что оптимальная система латинской транслитерации кириллических имён ни в коем случае не может использовать графемы с диакритическими знаками. Буквам русского алфавита, которые не могут быть поставлены в соответствие какой-то одной графеме латинского алфавита, должны соответствовать диграфы (буквосочетания).

После разработки и утверждения стандарта единообразной латинской транслитерации имён и названий в официальных документах, выдаваемых государственными органами России, должна быть проведена дальнейшая работа для того, чтобы распространить этот стандарт на более широкие сферы применения, включая науку, образование, книгоиздательство и перевод.

Выше в статье я в ироническом контексте упомянул китайский лозунг «пусть расцветает сто цветов». Но если говорить о Китае, то опыт этой страны в области романизации китайских имён собственных заслуживает самого глубокого уважения и внимательного изучения. Ведь до 1958 г. в правописании китайских имён на европейских языках царила примерно такая же неразбериха, какая царит у нас сейчас в передаче российских имён собственных. Но в Китае нашлись и умы, и организаторские силы, которым хватило мудрости и прозорливости понять серьёзность проблемы и начать решать её в интересах будущего активного выхода Китая в число ведущих игроков на международной арене. Страна в течение двадцати лет методично занималась внедрением единообразного стандарта записи имён буквами латинского алфавита. А обеспечив единообразную и повсеместную практику применения этого стандарта внутри страны, КНР успешно добилась его принятия и в международном масштабе. [4]

Если бы нашей стране удалось по примеру Китая навести порядок в стандартах транслитерации имён, тогда мы не только сделали бы большое доброе дело для себя, но и, может быть, повлияли бы на ситуацию в других странах, облегчив участь Шишкиных, Щукиных, Пышкиных и других наших соотечественников, не желающих терять свою языковую и культурную идентичность.


[2]  С полным текстом этой инструкции и приложений к ней можно ознакомиться на сайте Федеральной миграционной службы Российской Федерации (www.fmsrf.ru). Следует с осторожностью относиться к неофициальным источникам в Интернете, публикующим документы на эту тему, т.к. во многих таких публикациях не учтены последующие изменения и дополнения, введённые приказами государственных органов РФ.

[3] Интересующихся этими предложениями отсылаю к книге: Д.И. Ермолович. Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи. М.: Р. Валент, 2005. См. с. 127—137.

[4]  Об этом подробнее см.: Указ. соч., с. 396—397.