Воскресенье, 28.05.2017, 21:42
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Разделы сайта
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
Главная » Вопросы-ответы, дискуссии » Вопросы и ответы

Вопросы и ответы

В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу


В категории вопросов и дискуссий: 269
Показано материалов: 21-40
Материалы: 1-20 21-40 41-60 61-80 ... 241-260 261-269

Содержание рубрики:


Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям · Просмотрам
Александр (Железногорск):
Дорого вам дня, Дмитрий Иванович!
Скажите пожалуйста, планируете ли вы продавать ваши книги в цифровом издании, скажем на площадке Google Play Market? Очень удобно было бы иметь их в кармане. Я бы стал таким покупателем. Ну и конечно, не приходится ждать доставки.
Надеюсь на ваш ответ. Спасибо вам за ваш труд!

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Александр, этот вопрос мне задают регулярно. Я хорошо понимаю, что многим пользователям хотелось бы приобрести мои книги, словари и учебные пособия в электронном формате и изучаю возможности для этого. Но эти возможности, увы, пока неблагоприятны.

В электронном виде можно приобрести НОВЫЙ БОЛЬШОЙ РУССКО-АНГЛИЙСКИЙ СЛОВАРЬ под моей редакцией (см. инструкцию, как его скачать).

Что касается других книг, то продавать их через Google Play Market в России можно, только став участником программы «Google Play Книг» (странное название, но именно так написано на сайте Google). При этом, однако, Google сообщает: «Регистрация издателей в Партнерском центре Google Play Книг временно приостановлена». Мой издатель подал заявку на регистрацию и на уведомление о том, когда она будет возобновлена, но этого пока не происходит.

Что касается других ресурсов по продаже электронных книг, то ни один из них не обеспечивает адекватной защиты продаваемой книги от пиратского копирования.

Судя по опыту пиратского сканирования моих книг в прошлом, я не сомневаюсь, что при выкладывании незащищённой электронной книги в Интернет-магазине её сразу же начнут тиражировать пираты. В результате не будет продаваться ни электронная книга, ни печатные экземпляры. В этом-то и причина того, что пока что мои книги можно приобрести лишь на бумаге. (Дешевле всего это делать через издательство «Аудитория»).

 

 

Алексей (г. Пенза):
Здравствуйте, Дмитрий Иванович! Я много лет учу английский язык самостоятельно и в течение всего этого времени всегда предвзято относился к отечественным учебникам английской грамматики. Может потому что они напоминали мне скучные уроки английского в школе. Поэтому учился я в основном по книгам Мёрфи и Свона. В них грамматика излагается очень лаконично, упор сделан на примеры, избегается сложная лингвистическая терминология. Именно это поначалу и подкупало, а теперь именно в этом я вижу их главный недостаток :) Уровень знания языка вырос, я начал подрабатывать переводами, и теперь хочется более организованного, академичного описания грамматики английского языка, без упрощений и желательно с сопоставлением с грамматическими конструкциями в русском языке. Не так давно мне попался старый советский учебник Е. А. Натанзон "Oblique Mood. Modal Verbs" и меня очень впечатлил уровень изложения материала. Захотелось чего-то подобного: с такими же лаконичными объяснениями, обилием примеров, заданий и ответов к ним. В связи с чем хотелось бы узнать ваше мнение как специалиста: как вы оцениваете уровень советской и современной русскоязычной литературы по английскому языку? Какие отечественные пособия вы бы порекомендовали? И в чем плюсы и минусы англоязычных и русскоязычных учебников? Заранее большое спасибо за ответ!

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Алексей, плюсы и минусы западных и отечественных учебников по грамматике и другим аспектам английского языка я вижу в том же, в чём их видите и Вы: западные учебники стремятся к максимальному упрощению и сокращению «теоретического» аппарата. Например, их авторы не видят необходимости объяснять изучающим различия между английским герундием, отглагольным существительным на -ing и причастием I, а объединяют все эти категории термином "ing-form". Такой подход годится до поры до времени, но на дальнейших этапах овладения языком возникает потребность в более тонком освоении его внутренней организации, а сделать это, пользуясь прежним примитивным аппаратом, невозможно. В то же время человеку, привыкшему к примивным ярлычкам, а не научной терминологии, бывает очень трудно перестроиться. Но именно на этой черте элементарных ярлыков западные учебники, как правило, и останавливаются.

Англоязычные авторы к тому же не понимают всех потребностей тех, кто изучает их язык. Какие-то вещи для них подразумеваются сами собой, но отнюдь не очевидны для людей, у кого родной язык не английский. Поэтому лучше всего написать учебник английского могут, я полагаю, только иностранные специалисты, способные взглянуть на английский язык со стороны. Помнится, однажды в молодости я приобрёл толстенный японский учебник английской грамматики, который назывался Saito's Advanced English Course. Вот это был учебник! В нём была практически вся информация об английском языке со всеми его нюансами и тонкостями, причём авторы не боялись лингвистической терминологии, хотя и были нацелены на выработку практических навыков. Единственный недостаток этой книги состоял в том, что она была выпущена в 1947 году и уже в те годы, когда я приобрёл её, несколько устарела. Не знаю, пытался ли кто-либо выпустить современное издание этого учебника, не слышал о таком.

Советские же и российские учебники страдали прежде всего тем недостатком, что их авторы писали свои книги в отрыве от живой языковой и переводческой практики. Знаменитый советский учебник Н. А. Бонк (именно Бонк, а не «Бонка», как часто можно слышать, т.к. его автор — женщина), несмотря ни на какие переработки и обновления, отражал страшно устарелые конструкции и обороты. Авторы учебника жили за «железным занавесом» и либо воспроизводили (и адаптировали) старые литературные и газетные тексты, либо «высасывали из пальца» нечто, лишь отдалённо напоминающие реальную английскую речь.

Не думаю, что ситуация серьёзно изменилась сейчас: судя по уровню наших вузовских «англичанок», какими бы учёными степенями они ни обзавелись, хороший учебник они написать не в состоянии. Впрочем, буду откровенен: так как моя специализация — перевод, я не слежу за современными учебниками английской грамматики и учебниками общего характера, поэтому никакой ответственной оценки дать им не могу. Вам придётся положиться на собственную интуицию и действовать методом проб и ошибок. Если найдёте что-либо интересное, пишите сюда, делитесь своими находками!

Анна:
Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Иванович! Подскажите, пожалуйста, как правильно передавать на русский язык названия компаний, включающие в себя название государства, например: <...> (Cyprus/BVI/UK/China) Ltd? "<...> (Сайпрус/Би-ви-ай/Ю-кей/Чайна) Лтд" или все-таки "<...> (Кипр/Британские Виргинские острова/Великобритания/Китай) Лтд."? Спасибо!

 

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:
По всем правилам, если топоним входит в название компании, которое в остальных частях транскрибируется, он тоже должен подвергаться практической транскрипции. Вот несколько примеров передачи: «Юнайтед Стейтс Стил», «Чайна Машинери Инжиниринг Корпорейшн», «Смартгеймз Холдингс (Сайпрус) Лимитед».
Здравствуйте, Дмитрий Иванович!

Уже довольно давно я пытаюсь найти адекватный английский эквивалент "школьному изложению". То есть я имею ввиду вид работы, когда учительница прочитала довольно длинный текст, ученики прослушали и изложили его письменно своими словами, обычно подробно. В Вашем словаре предлагается вариант "exposition", но в англоязычных толковых словарях (Oxford, Webster, Longman и т.д.) это слово толкуется в первую очередь как "A comprehensive description and explanation of an idea or theory", что, на мой взгляд не совсем, что сюда надо. Да и и примеров употребления этого слова в школьном контексте я не нашел, но может плохо искал. Плюс "exposition" или "expo" многие носители понимают как "выставка" .
Из других предполагаемых вариантов для "изложения" у меня есть "retelling" (самый безопасный вариант пока, мне кажется.) Еще вариант "summary". В принципе, это то, что надо, но обычно summary краткое должно быть, а подробное школьное изложение школьное подразумевает, чтобы были все предложения переданы в идеале. Ну и есть "dictogloss", недавно нашел. Вроде то, что надо, но цели у этого вида работы другие (a language teaching technique that is used to teach grammatical structures, in which students form small groups and summarize a target-language text), да и тексты, читаемые учителем, обычно длиной всего несколько предложений. Также слышал вариант "reproduction", но он мне кажется однозначно неправильным, т.к. это, на мой взгляд это тогда будет точная копия, репродукция, а не изложение.
Еще есть несколько вариантов вроде "treatment" и "rendering", но думаю, в школьной контексте они не употребляются.
Очень хотелось бы услышать Ваше мнение на сегодняшний момент. Спасибо.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Передача "школьных" терминов на английский язык затруднена разностью подходов и методик школьного обучения у нас и в англоязычных странах. То же изложение в российской (советской) школе нацелено в первую очередь на развитие навыков письменной речи, расширение лексикона и синтаксического арсенала учащихся, умение выразить одну и ту же мысль разными способами, тогда как, например, американские педагоги нацеливают подобные упражнения в первую очередь на развитие логических навыков, способности отделять главное от второстепенного в каких-то историях, делать выводы из них.

Ваши поиски термина подвели Вас, я думаю, к совершенно правильному варианту, основанному на глаголе retell. В западных школах ученикам часто предлагают retell a story in writing, а сам вид такой работы называется retelling a story и даже выражением, в котором глагол способом конверсии превращается в существительное, — story retell. Мне этот термин кажется частью педагогического сленга, но он получил определённые права на существование, как можно видеть из прилагаемого рисунка с сайта под названием "Miss Chittle's class blog" (щёлкните по нему мышкой, чтобы увеличить).

Встречается в западной школьной практике и такой близкий к нашему изложению вид заданий, как recount (логические выстроенный пересказ текста или сводная информация о каком-либо событии). В словаре НБРАС я привёл и термин book report, годный для изложения содержания книги.

Роман (г. Мурманск):
Дмитрий Иванович, Хотел бы узнать Ваше мнение о переводе этой пары в договорах как "условия". В своей книге "Ремесло технического переводчика" Борис Николаевич Климзо писал, что с учетом особенностей англо-саксонского права переводить ее следует не просто как "условия", а "постановления и условия". Однако я не припомню случаев, когда в разделе российских договоров, посвященных условиям, упоминались "постановления". Некоторые пишут также "сроки и условия" или "положения и условия". Короче, кто во что горазд. Это как-то связано с не совсем грамотными юридическими переводами, или здесь дело в традициях юридического языка? Аргументы у Климзо мне кажутся весьма убедительными. К тому же об этих самых conditions писал еще Н.Г Санников в своем пособие "Английское контрактное право", в котором он противопоставляет conditions и warranties как "существенные" и "простые" условия в специальном значении. Несмотря на эти умные замечания, часто возникают неловкие ситуации, когда какой-либо вариант затвердевает так крепко, что всяческие попытки одних переводчиков вразумить других заканчиваются ничем, а споры тем временем сбивают с толку тех, кто хочет извлечь из таких дискуссий пользу для себя. Я нередко слышу от коллег такие фразы: "Вот зачем опять что-то мудрить? Ведь написано же в <далее идут отсылки к всемогущему Мультитрану, что я считаю верным признаком беспомощности переводчика или, по крайней мере, нежелания в чем-то разбираться, либо фразы типа 'Да мне кажется, так не по-русски" или "Да как-то не очень">". Попутно хотелось бы также узнать, есть ли какие-то тезисы или наблюдения Климзо, с которыми Вы категорически не согласны по ряду причин или считаете, что они устарели за время развития английского языка? Дело в том, что его книга произвела на меня неизгладимое впечатление после первого с ней знакомства. Меня больше всего восхитила сила логических рассуждений и глубочайшее проникновение в тему, чем не могут похвастаться даже современные состоявшиеся переводчики просто потому, что ритм жизни заставляет не позволяет размеренно изучать слишком долго какие-то вопросы. Часто приходится разбираться на ходу, потому что всего знать просто невозможно, как нельзя предугадать, с чем столкнешься завтра.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Книгу Б.Н. Климзо «Ремесло технического переводчика» я тоже считаю очень глубоким и ценным трудом. Перевод Terms and Conditions как «Постановления и условия» до сих пор применяется в формулировках договоров, и если Вы введёте это словосочетание (в кавычках) в поисковую строку браузера, то найдёте немало примеров этого. Но наряду с ним можно рекомендовать и генерализирующий вариант «Положения и условия». Конечно, terms не означает в этом сочетании "сроки". Речь идёт именно о важных понятиях, оговорённых и определённых для себя сторонами по договору.

Вопросы и ответы | Terms and Conditions Просмотров: 378 | Дата: 12.11.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Роман (г. Мурманск):
Дмитрий Иванович, Недавно перебирал старые заметки по английскому языку, сохранившиеся со студенческих лет, и вспомнил кое-что об артиклях. О них я прочитал достаточно много статей и авторитетных учебников, где эта тема считается одной из самых сложных, помимо других не менее важных вопросов грамматики. Мой вопрос касается чисто переводческого аспекта постпозитивного использования артикля при указании на имя собственное. В одном из учебников по Advanced English были приведены следующие три примера:
Robin Birley, an archeologist with the Vindolanda Trust... (which suggests the reader may not have heard of him, or that there may be other archeologists there as well).
Robin Birley, the archeologist... (which suggests that many people have heard of him, or that he is the only one).
Robin Birley,_archeologist... (which suggests that he he is well known).
Допустим, у переводчика есть время и средства для проверки личности того или иного человека в сети Интернет через сайты, где так или иначе упоминается его/ее деятельность в той или иной области. Однако как быть с именами, о которых найти какую-либо информацию не удается вовсе, или она крайне скудна? Разумеется, контекст должно подсказать нам, какой артикль более вероятен в данном случае, но что делать, если степень известности установить трудно, то есть сказано просто: Александр Александрович, историк, приводит следующие документы? Меня заинтересовал третий вариант, когда имя человека не нуждается в специальных указателях, позволяющих выделить его среди остальных. Кстати, по аналогии с эргонимами характеристика человека при указании на его профессию или круг интересов помещается либо перед именем (и тогда ставится определенный артикль), либо после него (и тогда используется неопределенный артикль). Я прав? То есть, the historian Aleksandr Aleksandrovich или Aleksandr Aleksandrovich, a historian. Возможен, наверняка, и третий вариант с нулевым артиклем. Что Вы думаете по этом поводу? С уважением Роман

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Вариант с нулевым артиклем, конечно, существует и применяется как раз в тех случаях, о которых Вы пишете. Об этом я довольно подробно написал в §13 учебника. В приведённом Вами примере, скорее всего, следует написать: Historian Aleksandr Aleksandrovich writes...

Вопросы и ответы | Еще раз об арктиклях Просмотров: 334 | Дата: 12.11.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Роман (г. Мурманск):
Уважаемый Дмитрий Иванович, На странице 155 Вы пишите: "Однако к настоящему времени в переводе с РЯ на АЯ сложилась иная практика, соответствующая МИРОВОЙ, - транслитерировать латиницей русские аббревиатуры, обозначающие организационно-правовую форму в составе эргонима: AO, ZAO, OAO, OOO, TOO и т.д.". Я специально выделил слово "мировой", так как нередко встречаются тексты, авторы которых предпочитают западную модель построения, то есть в постпозиции (например, не ZAO Sberbank Life Insurance, а Sberbank Insurance Company LLC). Получается, что эту мировую практику усвоили еще не все российские компании или считают, что перевод аббревиатур выглядит более солидно, чем непонятные ZAO или TOO. Согласны ли Вы с этим? И еще такой вопрос. Имеет ли решающее значение тип текста, в котором переводчику встречается аббревиатура как указание на организационно-правовую форму компании? Скажем, такое предложение: Выяснилось, что последнее время он работает в ЗАО "Северное сияние". Верно ли поступит переводчик, если в официальном тексте договора передаст название как ZAO Severnoye Siyanie, a limited liability company, но в тексте информационного сообщения местной газеты он предпочтет не указывать полную форму, если она играет принципиальной роли, а само название компании мало кому известно, то есть the company Severnoye Siyanie? С уважением Роман

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Говоря о мировой практике, я имел в виду практику передачи аббревиатур в названиях иностранных компаний. Использование компанией аббревиатуры LLC в англоязычном варианте своего названия может, действительно, быть её выбором, зафиксированным в уставных и иных документах, и тогда переводчику не остаётся ничего другого, кроме как воспроизводить этот вариант.

Тип текста, в котором фигурирует эргоним, конечно, играет важную роль. В газетной информации аббревиатуры при названиях компаний часто не играют существенной роли и могут быть опущены.

Роман (г. Мурманск):
Уважаемый Дмитрий Иванович, В очередной раз мое внимание заострилось на одном из аспектов передачи эргонимов, в частности словах-классификаторах, предшествующих эргониму в русском исходном тексте, а также о стандартах оформления организационно-правовых форм. Вы пишите, что в отличие от РЯ слова-классификаторы АЯ гораздо чаще следуют за эргонимом, чем предшествуют ему. С этим утверждением я согласен и при переводе склоняюсь именно к такой модели, которая не слишком далеко отдаляет характеристику от определяемого ею названия. Хотелось бы уточнить два момента.
Во-первых, стоит ли понимать выделенную жирным шрифтом часть the construction company Style-Art и Style-Art, a construction company, на стр. 137 Вашего учебника как общую рекомендацию, согласно которой вторая модель является наиболее предпочтительной? Является ли нормативной или идиоматичной модель построения, при которой названию компании предшествует определенный артикль, а характеристика следует за ней (например, He worked for the Samsung multinational company).
Во-вторых, имеет ли значение или стоит ли учитывать переводчику длину этой самой характеристики в таких случаях, когда в тексте договора, к примеру, приводится полное юридически закрепленное название компании с указанием сокращенного наименования в скобках? Например, в тексте договора по страхованию в пункте 2 "Объект страхования. Субъекты страхования" написано следующее: "Страховщик - Общество с ограниченной ответственностью Страховая компания«Сбербанк страхование жизни»(сокращенное фирменное наименование – ООО СК «Сбербанк страхование жизни»), действующее на основании лицензии, выданной в соответствии с законодательством Российской Федерации. Переводчику становится известно, что официальное наименование компании на английском выглядит следующим образом (при переводе договора был специально составлен запрос в Управление внешних и внутренних коммуникаций ООО СК "Сбербанк страхование жизни"): Limited liability company Insurance company “Sberbank insurance life”. Честно говоря, название явно грешит не только неуклюжестью построения, но и смысловой ошибкой (должно быть Sberbank Life Insurance, как указано на сайте самого банка: http://www.sberbank.ru/en/about/sbgroup_companies/sb_insurance). Оставим этот ответ сотрудника управления на его совести. Я считаю недопустимым ошибаться в таких серьезных документах, как название банка, в котором работаешь. Тем более проверить название по документам не составляет большого труда, мне кажется. Итак, если руководствоваться Вашей рекомендацией, то на выходе, так сказать, полное название в связном тексте должно быть оформлено так: the insurance company Sberbank Life Insurance (abbreviated company name - LLC IC Sberbank Life Insurance), a limited liability company,... Верно поступил бы переводчик, если просто воткнул в текст пункта то, что ему представили из управления как официальное наименование, то есть Limited liability company Insurance company “Sberbank insurance life”? Я думаю, что нет. Однако могут ведь предъявить претензию, что, дескать, переводчик позволил себе изменить порядок следования компонентов в угоду особенностям английского языка. Может такое быть? Все-таки лучше, когда язык и стиль документа согласуется с нормами того языка, на который переводишь. Если это опытный профессионал, то он, скорее всего, так и поступит. А если начинающий переводчик возьмет и слепо перенесет то, что представили. Вот так у нас записано, и всё тут. Мало того, как быть с тем, когда информация, поступившая из самого банка, расходится с информацией, размещенной на официальном сайте этого самого банка?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:
:

Роман, Вы задали много вопросов, поэтому отвечать постараюсь кратко.


1) ...стоит ли понимать выделенную жирным шрифтом часть the construction company Style-Art и Style-Art, a construction company, на стр. 137 Вашего учебника как общую рекомендацию, согласно которой вторая модель является наиболее предпочтительной? — Да, следует понимать это именно так.

2) Является ли нормативной или идиоматичной модель построения, при которой названию компании предшествует определенный артикль, а характеристика следует за ней (например, He worked for the Samsung multinational company)?. — Нет, такая модель не является нормативной и идиоматичной. В корпусе COCA, например, нет ни одного подобного контекста со словосочетанием multinational company. Однако есть немало контекстов, основанных на рекомендумых в учебнике моделях, например:

The issue surfaced after Seattle lured the multinational company Russell Investments from Tacoma.
the Youngstown facility is managed by Corrections Corporation of America, a multinational company based in Nashville.

3) Верно поступил бы переводчик, если просто воткнул в текст пункта то, что ему представили из управления как официальное наименование, то есть Limited liability company Insurance company “Sberbank insurance life”? Я думаю, что нет. — Я тоже так думаю.

4) Однако могут ведь предъявить претензию, что, дескать, переводчик позволил себе изменить порядок следования компонентов в угоду особенностям английского языка. Может такое быть? — Может. Значит, переводчик должен отстаивать свою позицию и мотивировать её тем, что это его обязанность — учитывать особенности того языка, на который он переводит. Я знаю, что в практике перевода нередки коллизии между стремлением переводчика сделать грамотный перевод и попытками менее грамотных начальников или сотрудников настоять на неграмотных буквализмах. Увы, есть лишь один путь выхода из этой ситуации: говорить с людьми, объяснять, обосновывать. Лучше сделать это заранее, т.е. до момента официальной сдачи готового перевода. В конце концов, ссылайтесь на мой учебник и стоящий на нём гриф Министерства образования. Я ведь для того и написал его, чтобы бороться с порочной практикой.

5) Как быть с тем, когда информация, поступившая из самого банка, расходится с информацией, размещенной на официальном сайте этого самого банка? — Выберите тот вариант, который более правилен, и затем ссылайтесь и на него, и на другие корректные источники (мой учебник, данные корпусов).


Вопросы и ответы | Ввводная характеристика эргонима Просмотров: 277 | Дата: 12.11.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Игорь (Антверпен, Бельгия):
Уважаемый Дмитрий Иванович, недавно обнаружил в интернете Ваш сайт, который мне очень понравился. Обязательно буду рекомендовать его моим друзьям. Последние 30 лет живу в Антверпене, родом из Ленинграда (уехал в 1979 г.) Французским владею свободно. Ещё 3-4 языка - на уровне разговорного.
Теперь мой вопрос: как-то мне попалось утверждение, что слово "супружество" связано со словом "соупряжь". То есть мужчина и женщина, связав свою судьбу и став мужем и женой , взялись за нелёгкую подчас задачу создания семьи, взаимопомощи и взаимоуважения, рождения и воспитания детей. Но, возможно, это не более, чем аллегорическое толковаеие, основанное на созвучии двух слов. Был бы очень рад услышать Ваше мнение.
Заранее благодарен за ответ, с наилучшими пожеланиями Игорь.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Игорь, спасибо за добрые слова и пожелания!

Теперь ответ на Ваш вопрос: да, этимологически слова супруг и упряжь действительно имеют общий корень (об этом свидетельствует «Этимологический словарь русского языка» М. Фасмера). Этот же корень — в словах напрягать, спрягаться, запрягать, и его общее значение можно истолковать как "тянуть, крепить (с усилием)".

То объяснение слова супружество, которое Вы приводите, носит, на мой взгляд, образно-романтический характер. В реальности всё, увы, несколько грубее. Слово супружество происходит от глагола сопрягаться, который в древнерусском языке означал "вступать в половую связь". Соответственно, слова супруг и (устаревшее) супружница в прошлом значили "половой партнёр".

Вопросы и ответы | Откуда пошло слово "супружество"? Просмотров: 335 | Дата: 31.10.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
А.В. Ковальчук:
Дмитрий Иванович, здравствуйте! Возникла необходимость передать имя и фамилию американизированного тайландца. В ТО его зовут Sorapop Kiatpongsan. Есть ли таблицы регулярных соответствий с тайского на русский? А если нет, то как быть? Следует ли в таком случае ориентироваться на английский вариант звучания? Спасибо. С уважением А.В. Ковальчук

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

На английский вариант звучания ориентироваться не надо. Я занимался вопросом передачи имён на русский с тайского (в латинской транскрипции), хотя в справочник включить таблицы пока не получилось; возможно, сделаю это в следующем издании. Но в целом правила передачи очень просты: практически всегда применима элементарная транслитерация. Есть, правда, некоторые нюансы. В целом наблюдаются колебания в передаче и опущении буквы h после согласных, например Suvarnabhumi — Суварнабуми, но Phuket — Пхукет; название островов Phi Phi передаётся то Пхи-Пхи, то Пи-Пи. Сочетание kh передаётся как х.

В том имени, которое Вы написали, я не вижу проблем: Sorapop Kiatpongsan — Сорапоп Киатпонгсан.

Вопросы и ответы | Передача ИС с тайского Просмотров: 239 | Дата: 29.10.2016 | Рейтинг: 5.0/1 | Комментарии (1)
Илья:
Здравствуйте, Дмитрий Иванович!
У меня два вопроса.
В Вашей статье в "Тетрадях переводчика" Вы пишите, что после распада СССР "педагоги в первую очередь спешили заполнить огромные лексические бреши как в собственном образовании, так и в познаниях своих подопечных." [Методологические основы обучения переводу с родного языка на иностранный // Тетради переводчика Вып. 28. – М.: МГЛУ, 2016. – С. 59.]. Мне очень интересно, лексики из каких сфер жизни в первую очередь не хватало большинству советских преподавателей английского из-за железного занавеса? И в целом с какими еще аспектами и умениями языка у них было больше всего проблем? Произношение, грамматика, аудирование, говорение?
Второй вопрос про Лаврова и "pussy", о которых была новость на этом сайте. Мне очень хотелось бы узнать, как бы Вы бы перевели это слово в том контексте? Понятно, что чаще всего оно означает "кошечка", сленговое/бранное/разговорное обозначение женского полового органа, а также еще "трус, слабак, сосунок, тряпка и т.д." Что тут, на Ваш взгляд, имел ввиду Лавров, и имел ли он вообще что-то ввиду или просто играл словами?
Спасибо большое!

 

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

После выхода нашей страны из международной изоляции зияющие бреши в познаниях переводчиков и преподавателей обнаружились в таких лексических сферах, как бизнес и деловое управление, финансы, ценные бумаги и биржи, информационные технологии и связь, религии и конфессии, а также, как ни странно, в элементарной бытовой лексике (многие не смогли бы назвать на изучаемом иностранном языке бóльшую часть предметов у себя на кухне). Именно с учётом этого я тогда и взялся за составление словарей, в том числе "Нового Большого русско-английского", "Словаря религиозной и возвышенной лексики". В Предисловии к НБРАС, которое выложено на этом сайте, данная тема затронута — почитайте, там Вы найдёте дополнительные подробности.

Ну, конечно, и навыки современной разговорной речи были у тогдашних преподавателей не на высоте — в отличие, впрочем, от устных переводчиков, имевших прямой контакт с носителями языка.

На Ваш второй вопрос хочу прежде всего сказать, что я бы на месте министра вообще воздержался от комментирования данной щекотливой ситуации. Что имел в виду Лавров, когда сказал, что в Америке слишком много "pussies" с обеих сторон, я определить затрудняюсь. Полагаю, он знал различные значения этого слова, но никакого конкретного смысла в свои слова не вкладывал, а решил просто таким образом пошутить. Впрочем, у него это получилось не слишком изящно.

В русском переводе интервью министра, выложенном на сайте МИДа, я думаю, совершенно закономерно использовано формально-транскрипционное соответствие ("пуси") — ведь объектом шутки является само английское слово, объединяющее в себе столь разные смыслы, что придумать для него какой-то полноценный русский эквивалент невозможно.

Ну, а если речь идёт о переводе слова pussy в том контексте, в каком его употребил Трамп ("grab'em by the pussy"), за что его и осуждали в американских СМИ, то я не углублялся бы в тонкости передачи вульгарной лексики, а прибег бы, пожалуй, к приёму генерализации и воспользовался бы нейтральным широким термином, например гениталии.

 

 

Буров М.Б.:
Полагаю, что ДА, возможен (другие возражают). Например, фраза вроде "Сержант оставил проступок подчиненного без внимания / последствий. Допустимо ли здесь в переводе на английский язык использовать глагол forgive (т.е., скажем, простил и не сказал ни слова)? Я уже консультировался с В.Я.Факовым. В.Я. без колебаний ответил положительно. Кроме того, В.Я. даже позвонил на фирму знатоку-нэйтиву и также получил одобрение. SMS от В.Я.: Ответ: поскольку все переводы контекстуальны, то вполне ок "оставить без внимания", ибо чиновник "оставляет промах подчиненного без последствий". Каково Ваше мнение по поводу контекстуально возможного перевода forgive как "оставить без внимания/последствий"?

 

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Из Вашего вопроса не совсем понятно, идёт ли речь о переводе с английского на русский или с русского на английский. Так как Вы привели только русский контекст («Сержант оставил проступок подчиненного без последствий»), отвечу в отношении перевода с русского на английский. Моё мнение таково: так же как и русский глагол простить, глагол forgive относится прежде всего к личным (а не служебным) отношениям, хотя субъектом официального прощения может выступать суд, а также монарх, сюзерен, барин и вообще хозяин. В армии хоть и есть иерархия, но хозяев всё-таки нет. Чтобы в официальном тексте (подчёркиваю, официальном, ибо именно к этому стилю относится выражение «оставить без последствий») было сказано, будто "the sergeant forgave the private his mistake", мне кажется маловероятным. По крайне мере, в Корпусе американского английского языка (COCA) я не нашёл ни одного похожего контекста.

В моём «Новом Большом русско-английском словаре» выражение оставить без последствий предлагается переводить с помощью оборота take no action, например: его жалоба осталась без последствийno action was taken on his complaint. Я по-прежнему рекомендовал бы искать соответствие по этому образцу.

Что касается выражения оставить без внимания, то здесь я тем более не вижу смысла в использовании глагола forgive, когда можно воспользоваться такими лексическими ресурсами, как ignore, take no notice of и т.п.

Скорее всего, этот вопрос уже возникал. Если да, просьба дать ссылку. В Москве есть улица Зорге. По правилам практической транскрипции при переводе на английский нужно писать Zorge (хотя я бы писал Zorgeh). Однако Рихард Зорге по происхождению немец и его фамилия на немецком (и английском) пишется Sorge. Если перевести как Zorge, то в путеводителях и энциклопедиях на английском будет написано, что улица Zorge названа в честь Sorge. Если перевести как Sorge, то это может сбивать с толку почтальонов, доставляющих письма из-за рубежа. Как быть?

ЕРМОЛОВИЧ Д.И.:

Проблема передачи имён, происходящих из третьего языка, рассматривается в моей монографии «Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи» в параграфах 2.2.9 и 3.3.4, где говорится, что «национально-языковой признак имени собственного способен подпадать под воздействие объективно противоречащих друг другу векторов коммуникации». Это означает, что здесь переводчик должен принять решение: какой из двух факторов — этимология имени или актуальная языковая среда, в которой оно функционирует, — важнее для конкретной ситуации перевода. Если оба фактора кажутся одинаково важными, следует рассмотреть возможность использования в переводе примечаний (или пояснительных элементов) либо указания альтернативного варианта в скобках.

Само по себе то, что «в путеводителях и энциклопедиях на английском будет написано, что улица Zorge названа в честь Sorge», не является чем-то экстраординарным: при переходе имён из одной катеории в другую они нередко модифицируются. Например, указание на то, что "ulitsa Durova is named after circus clown and animal tamer Vladimir Durov", воспринимается иностранными читателями примерно так же.

Но, чтобы устранить неясности, в тексте путеводителя можно написать, например, "Sorge Street (or Ulitsa Zorge, in accordance with Russian spelling)".

В качестве дополнительного чтения на эту тему могу порекомендовать статью, написанную мной совместно с М. Бродским: «Мой адрес – не «хаус» и не «стрит» // М.: «Мосты» №1 (9). – М.: Р.Валент, 2006. – С. 69–75.

Роман (г. Мурманск):
Мой вопрос, наверняка, покажется Вам пустячным, но я бы хотел уточнить два момента, связанные с передачей адресов в неспециализированной литературе и в частности деловой прозе (например, в счетах-фактурах).
(1) В параграфе 19 учебника "Русско-английский перевод" даются предельные четки рекомендации по вопросу о словах-классификаторах в названиях адресов, а именно: передавать по возможности англоязычными аналогами в художественных и публицистических произведениях, материалах для массовой (неспециализированной) или детской аудитории и иных публикациях, не рассматриваемых как источник точной или практически применимой информации. Означает ли это, если, к примеру, я перевожу статью из журнала, написанную в советские годы и предназначенную для современных американцев, то допустимо переводить и саму улицу? Мне кажется, что в тексте сильно бросается в глаза вариант с транслитерацией и выбивается на фоне общего художественного повествования, например: 1983 saw the completion of our office on Ulitsa Zapolyarny Krug (журналист приводит хронику событий, относящуюся к этапам развития компании в его краю). Если такой вариант совершенно недопустим, то будет ли считается непоследовательным в данном случае применять транслитерацию и перевод: on Zapolyarny Krug street? Насколько я понимаю, когда требуется предельная точность, то элементы в адресе мы никогда "не трогаем", то есть, как Вы пишете в том же параграфе 19, не переделываем на иностранный манер. Однако имеет ли переводчик какие-либо основания для перевода адреса на такой манер, если статья насыщена журналистскими окказионализмами и имеет в целом художественный характер? Адреса в этом случае тоже не привязаны к этому критерию?
(1a) В дополнение хотел бы узнать Ваше мнение о замечании, сделанном в англо-английском словаре русской культурной терминологии В.В. Кабакчи по поводу улиц. Цитирую: "Имитируя русский обычай употреблять названия популярных улиц без номенклатурного термина (по Садовой, на Невском, вдоль Арбата), авторы англоязычных текстов (начиная с Джона Рида) сохраняют эту традицию, но подобные названия вводятся с помощью определенного артикля: along the Sadovaya, down the Nevsky, in the Old Arbat". Стоит ли переводчику брать на вооружение такую традицию и может ли он смело применять её в художественной литературе?
(2) Второй вопрос касается адресов в счетах-фактурах. Стоит ли транслитерировать или транскрибировать адреса на русский язык, если они исходят от компаний, где английский является или не является родным? Например, следует ли передавать всякие Blvd или Bldg словами бульвар и билдинг или оставить в таком же написании Блвд и Блдг, или вообще не передавать? На некоторых сайтах адреса иногда транслитом пишут со всеми входящими в них элементами. Однако как быть в случае, если в адресе вместе с названием идет название города, района и страны, где зарегистрирована компания? Оставлять нетронутыми все элементы в оригинале, но ведь получается непоследовательность: улицу не передаем, но город и страна - элементы вполне поддающиеся переводу. Допустим, адрес кипрской юридической фирмы. Имеет ли смысл для банка транслит адреса, если вдруг понадобится отправить запрос по нему? Он же будет отправлять на адрес, который будет читать не российский почтальон или получатель, для которого русский не является родным. А если не передавать транслитом, то за скобками остаются город и страна так, как будто их вообще нельзя перевести.
В одном руководстве мне встречалась рекомендация примерно такого содержания: для нотариального заверения адрес следует транслитерировать. Непонятно, какая практическая польза от такой передачи. Ведь при отправке письма со счетом за границу зарубежный адрес будет читать не российский, а "их" почтальон. Возможно, такая практика сложилась только для нотариальных контор, где требуется предельно точный перевод текста.
Прошу прощения, если вопросы сформулированы сумбурно. Буду признателен, если Вы окончательно расставите все точки над i, хотя надо признать, что эта тема уже набила оскомину.

 

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Вы правы, тема передачи адресов обсуждалась много раз, но потому и возникает снова и снова, что в ней (как и вообще в переводческой ономастике) много тонких нюансов. Когда я с такими нюансами сталкиваюсь, главный критерий для меня — практический: каково предназначение и функция топонимической единицы в конкретном тексте?

(1) В первом вопросе Вы пишете, что «статья насыщена журналистскими окказионализмами и имеет в целом художественный характер». Следовательно, главная функция этой статьи — информационно-эстетическая: автор не только рассказывает о каких-то событиях, но и старается делать это увлекательно и живо. Стало быть, следуем рекомендациям для художественной литературы, а именно: «слова-классификаторы [здесь — улица] передавать по возможности англоязычными аналогами (улица — street)» (учебник «Русско-английский перевод», с. 126).

Что касается самого названия улицы (Заполярный Круг), то знание его значения, безусловно, обогатит читателя художественной статьи (ещё раз подчеркнув, что город находится на крайнем Севере, и вообще помогая читателю «вжиться» в ситуацию). С другой стороны, «чистая» калька отрывает текст от его фактологической основы, которая тоже может быть важна. Поэтому здесь применима рекоменация со с. 129 Учебника:

Многие урбанонимы не просто служат формальными названиями, но и сохраняют прозрачную семантическую структуру, выражая какие-то характеристики или функцию объекта. В этих случаях... обычно применяется калькирование... [и] приводятся оба варианта [т.е. транслитерация и калька], один из них в скобках».

Другими словами, в художественно-публицистической статье можно написать:

...our office on Zapolyarny Krug (Polar Circle) Street.

(У меня, правда, вызывает вопросы название — разве существует «Заполярный круг»? Я привык думать, что есть только «Полярный круг», а Заполярье — вся территория севернее этой воображаемой линии. Но это так, к слову.)

(1a) На Джона Рида я бы сегодня не ориентировался. В современном английском языке не так уж много названий улиц, которые употребляются с артиклем (например, the Mall, the Strand в Лондоне, да и то последнее наименование употребляется часто и без артикля). А так — почти везде артиклей нет: Broadway, Picadilly (в Лондоне), Bowery (в Нью-Йорке). Да, я допускаю, что иногда Madison Avenue американцы могут сократить до "the Madison", но преимущественно в беглой разговорной речи. Для письменного художественно-публицистического перевода с русского я бы варианты с артиклем не рекомендовал.

(2) В счетах-фактурах при переводе с английского на русский я бы вообще ничего не транслитерировал, а оставлял на латинице, но если очень нужно, то транслитерируется часть адреса до города, а город и страна пишутся в принятой форме по-русски. Логика тут такая: русские наименования городов и стран в адресе нужны для международной корреспонденции (коммуникации), исходящей из России, а внутригородской адрес за рубежом — дело местной доставочной службы, если таковая задействуется.

Что касается транслитерации адреса для нотариального заверения, то это требование связано с юридическими тонкостями (вроде бы российским нотариусам не разрешается прямо заверять иноязычные тексты). Но и в этом случае названия города и страны «переводятся».

Вопросы и ответы | Еще раз о передаче адресов Просмотров: 402 | Дата: 24.09.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (4)
Илья: Здравствуйте, Дмитрий Иванович! Некоторое время назад мне захотелось узнать историю жизни В.В. Познера, к которому я отношусь с большим уважением, и я прочитал его книгу "Parting with Illusions" на английском, написанную незадолго до распада СССР. Как известно, Познер прожил в США до 14-15 лет, а после приезда в Москву в начале 50-х он не видел англоязычных людей много лет, пока не стал работать в СМИ и в страну не приехало больше иностранцев. В США он вернулся только через 40 лет. Читая книгу, мне показалось (не эксперт), что его английский за годы жизни в СССР попал под очень сильное влияние русского. Например, несколько раз мне встретилось выражение "as the result" в начале предложений (типа As the result, I was...) вместо "as a result'; вузовские экзаменационные билеты он так и называет "tickets" (кстати, сам не знаю как правильно это на английском, хотелось бы услышать Ваш вариант); много раз Познер пишет русские пословицы на английском как есть, буквальным переводом. Наверняка, было что-то еще, да и цели найти недостатки у меня не было, но, в общем, сложилось впечатление, что английский Познера конца 80-х немного не идиоматичный. Вопрос у меня к Вам в следующем. Можно ли считать носителями англ. языка людей, которые не успели закончить среднюю школу в Англии или США, уехали из страны и не жили в языковой среде десятки лет после этого (пускай и общаясь с американцами время от времени)? Встречались ли в Вашей жизни люди с биографией, подобной Познеру? И могут ли такие люди стать хорошими переводчиками с англ. на русский, учитывая сложность изучения русского?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Вы знаете, я как-то давно не слышал В.В. Познера на английском. Вспоминаются разве что какие-то интервью, которые он брал у иностранцев, — и впечатление у меня было таково, что по-английски он говорил практически неотличимо от носителей языка. Как правило, если человек усваивает язык в детстве и говорит на нём до такого возраста, как 14–15 лет, его можно считать реальным носителем бытового разговорного регистра этого языка, и таковым он остаётся на всю жизнь.

Конечно, жизнь в СССР не могла не наложить отпечаток на идиоматику его речи. То, что советские (российские) реалии, а также пословицы, он переводит дословно, неудивительно: это случается и со взрослыми экспатами, которые приезжают в Россию работать и живут здесь длительное время, погружаясь в соответствующую культурную и языковую атмосферу. Иной раз человеку, если он не профессиональный переводчик, удобнее использовать кальку или транслитерацию, чем думать над каким-нибудь объяснительным переводом. Так что обозначение экзаменационного билета словом ticket мне понятно: в конце концов, такой билет можно сравнить с лотерейным, а для лотереи ticket — вполне подходящее слово (в своём Русско-английском словаре, кстати, для значения “листок, карточка с каким-либо текстом” я даю два соответствия — card и ticket, хотя для словосочетания “экзаменационный билет” предлагаю exam question card — впрочем, и это условное соответствие, т.к. в англоязычных странах экзамены проводят по другому принципу).

А пословицы во многих случаях и надо передавать дословно, особенно если автор как-то анализирует их смысловую структуру или хочет продемонстрировать специфику языкового мышления, отразившуюся в этой пословице.

Что касается Вашего вопроса о том, могут ли такие билингвы, как В.В. Познер, стать хорошими переводчиками с английского на русский, то мой ответ: да, могут, если получат переводческое образование. Примером может служить Виктор Михайлович Суходрев, который тоже овладел английским в детстве и подростком вернулся в СССР. Почитайте его мемуары — очень интересная книга.

Да, ещё по поводу выражения as the result. В принципе оно не нарушает норму английского языка и встречается в текстах англоязычных авторов, хотя чаще всего с лимитирующим предложным оборотом (as the result of...). Но если контекст говорит о том, что речь идёт о главном или единственном результате чего-либо, то продолжение с предлогом of необязательно.

Вопросы и ответы | Английский В.В. Познера Просмотров: 592 | Дата: 26.08.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
Виктория (Череповец):
Я работаю переводчиком в металлургической компании. Недавно у нас с коллегами возникла дискуссия, по поводу того как правильно передать на английский язык фразу "освоение новых марок стали". Предлагалось несколько вариантов, в частности, такие как "DEVELOP / MASTER/ COMMERCIALIZE new steel grades'. В "Моем несистематическом словаре (Том I)" П.Р. Палажченко, автор пишет о том, что при переводе слова "осваивать" "в силу широты ... его семантики" лучше прибегнуть к перефразированию. Какой глагол, на ваш взгляд, позволяет наиболее точно передать смысл, указанной выше  фразы?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Чтобы выбрать правильный глагол, необходимо понять, какой смысл вкладывается в слово "освоение" в конкретном контексте. Если речь идёт о технологии производства, разработанной самой компанией, то, конечно, годится develop. Если речь о переходе от научных разработок к промышленному производству, то уместным может быть commercialize. Если просто о начале производства новой марки стали, неплохим решением будет глагол launch. А вот глагол master у меня вызывает большие сомнения, как-то я его в подобных значениях не встречал.

Надеюсь, и другие специалисты выскажутся на эту тему.

Вопросы и ответы | Перевод слова «освоение» Просмотров: 386 | Дата: 13.08.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
Наталья:
Здравствуйте, Дмитрий Иванович! В этом году я закончила переводческий факультет МГЛУ. У меня два языка: немецкий и английский. Теперь передо мной стоит вопрос о том, как построить карьеру переводчика, и как поддерживать свой профессиональный уровень. Хотелось бы по этому поводу услышать мнение специалиста.
1. В процессе обучения я наблюдала за тем, как работают переводчики. И я сделала вывод, что профессионалы обычно работают только с одним языком. Так стоит ли «тянуть» до переводческого уровня два языка, ведь это будет занимать много времени? Или лучше выбрать один язык и работать (как переводчик) именно с ним, а второй просто учить?
2. Кроме того хотелось бы не просто поддерживать уровень языка, а совершенствовать его, изучать разные грамматические, стилистические и прочие тонкости. Как часто нужно заниматься в неделю, чтобы всего этого достичь?
3. Всем нам переводчикам известно, что чистой переводческой деятельности не существует, обычно ее сочетают с чем-то еще. Хотелось бы узнать, как это сделать лучше, если я хочу переводить устно. Обязательно нужно искать работу с гибким графиком (наподобие преподавания в университете)? Или возможно работать исключительно фрилансером? Что в этом случае Вы могли бы посоветовать?
Заранее благодарю за ответ.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Попробую ответить на Ваши вопросы, но заранее прошу учесть, что выражу сугубо субъективный взгляд. У других профессионалов могут быть иные мнения и подходы.

1. Да, реальность такова, что в нашей стране очень мало кто работает с двумя языками. Обычно это люди, у которых английский — второй, и они берутся переводить со второго языка (и на него) просто потому, что работы с первым языком мало. К сожалению, сравнять свои переводческие навыки по второму и по первому языку удаётся очень немногим. Как бы то ни было, всё зависит от конъюнктуры. Если у вас есть достаточно работы с первым языком, на ней вполне можно сосредоточиться, а второму просто старайтесь не давать ржаветь.

Иначе обстоят дела у тех, кто работает за рубежом в международных организациях. Там переводить со второго, третьего, четвёртого языка — и реальная необходимость, и большое преимущество.

2. В усилиях по совершенствованию языка нет какой-то нормы по времени или по объёму усилий. Главное — непрерывность и регулярность этих усилий. Включите в свой распорядок дня (недели) ежедневный пункт, с этим связанный. Например, читайте сайт солидной немецкой (австрийской, английской, американской и т.д.) газеты (нескольких газет). Или возьмите за правило не реже, чем раз в день (два, три дня) смотреть фильм на языке. Или каждый день прочитывайте по главе книги какого-нибудь лауреата Нобелевской премии. А всё то, что привлечёт ваше внимание с точки зрения языковых тонкостей, фиксируйте в специальном файле или в записной книжке. К этим записям можно периодически возвращаться: перечитывать, обновлять, обобщать, уточнять. Другими словами, активно переребатывайте ту новую информацию, которую почерпнёте.

3. Здесь нет и не может быть универсальной модели, исходите только из собственной ситуации и желания. Но если вы хотите сочетать устный перевод с другой работой, то, разумеется, эта другая работа не должна быть связана сидением в конторе с 9 до 18. Преподавание — неплохой вариант, но спросите себя прежде всего, насколько вам это интересно. Если преподавать по-настоящему, то серьёзная подготовка к занятиям отнимает много времени и должна основываться на продуманной методике. Это занятие увлекает не всякого. Если же вы ещё не определились, всегда можно попробовать себя на какой-нибудь почасовке, а там будет видно.


Вопросы и ответы | Вопросы начинающего переводчика Просмотров: 782 | Дата: 07.08.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Мария Дмитриевна:

Добрый день, Дмитрий Иванович!
Я работаю письменным переводчиком-фрилансом.
Не могли бы Вы пояснить значения терминов "A-язык", "B-язык" и "C-язык", обозначающие уровень владения языка переводчиком?
Насколько в нашей стране правомерен стандарт ISO/TS 11669:2012 (R) Проекты перевода. Общее руководство, принятый в 2015 году?
Есть ли в России официально принятый нормативный документ, регулирующий взаимоотношения переводчика и заказчика переводов (кроме Письменного перевод. Рекомендации переводчику, заказчику и редактору, составленных Н. К. Дупленским)?
Есть ли в России нормативные документы, "оценивающие" аутентичность, сопоставимость, адекватность переводного текста тексту оригинала?
Заранее спасибо.
С уважением
Мария Дмитриевна

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Попробую кратко ответить на Ваши вопросы.

(1) Определение терминов «язык A, B, С» можно найти, например, на сайте Международной ассоциации устных переводчиков. Воспроизвожу его здесь, если не возражаете, на английском языке:

A, B, C languages
Interpreters' working languages are classified in three categories - A, B, C:
The 'A' language is the interpreter's mother tongue (or its strict equivalent) into which they work from all their other working languages in both consecutive and simultaneous interpretation.

It is the language they speak best, and in which they can easily express even complicated ideas. It is therefore an active language for the interpreter.

A 'B' language is a language in which the interpreter is perfectly fluent, but is not a mother tongue. An interpreter can work into this language from one or several of their other working languages, but may prefer to do so in only one mode of interpretation, either consecutive or simultaneous (often in 'consecutive' because it's not so fast). It is also considered an active language for the interpreter.
A 'C' language is one which the interpreter understands perfectly but into which they do not work. They will interpret from this (these) language(s) into their active languages. It is therefore a passive language for the interpreter.

(2) О стандарте ISO. Соблюдение большинства стандартов ISO имеет добровольный характер, тем более что их тексты распространяются на платной основе, а сертификация по стандартам — тоже платная услуга, оказываемая экспертами при ISO. Как правило, тот или иной стандарт получает распространение по инициативе отраслевой ассоциации в той или иной сфере экономической деятельности либо под давлением некоего объединения заказчиков, иногда государственных органов. Насколько я знаю, в нашей стране этот стандарт не имеет серьёзного признания. Заставить кого-либо соблюдать этот стандарт невозможно.

Официально принятого нормативного документа, регулирующего взаимоотношения переводчика и заказчика переводов, в нашей стране нет. Поэтому переводчикам рекомендуется детально оговаривать все желательные для них условия в письменном договоре с заказчиком, который следует заключить и подписать до принятия и исполнения заказа. В тексте этого договора можно также записать, что стороны принимают на себя обязательство руководствоваться положениями «Рекомендаций переводчику, заказчику и редактору», составленных Н. К. Дупленским. Тогда этот документ станет для них нормативным.

(3) Документов, "оценивающих" аутентичность, сопоставимость, адекватность переводного текста тексту оригинала, ни в нашей стране, ни в какой-либо другой нет и быть не может. Адекватность того или иного перевода может быть оценена лишь специалистами в рамках лингвистической экспертизы. Мне, например, приходилось выступать таким экспертом в спорах между заказчиком перевода и переводчиком. Экспертиза перевода осуществляется в соответствии с определёнными принципами, но эти принципы — лишь формальное руководство для эксперта, а сама оценка перевода основывается на его профессиональной квалификации и опыте. Если стороны обращаются в суд за разрешением своего спора, каждая сторона вправе привлечь эксперта в поддержку своей позиции и представить его заключение. Суд может принять к сведению эти экспертные заключения, но он также вправе самостоятельно назначить лингвистическую экспертизу перевода для определения его адекватности, соответствия целям заказчика, поставленным перед переводчиком, и пунктам договора между заказчиком и переводчиком.

Алисия: Добрый день, Дмитрий Иванович! Вас беспокоит абитуриентка ВУЗа, поступающая на лингвистику (конкретнее - перевод и переводоведение). Владею английским на уровне С1. Необходимо выбрать второй язык для изучения. В начальной школе я пару лет учила французский (не очень усердно и эффективно, но какие-то знания в голове остались). Однако семье большинство родственников отлично знает немецкий, то есть могут помогать в процессе обучения именно с немецким, всегда есть, к кому обратиться за советом и т.д. Сначала я думала выбирать между немецким и французским, а потом вдруг в голову пришел китайский. Сейчас многие говорят, что он и правда перспективен. Подскажите, пожалуйста, насколько это соответствует действительности? Вопрос может показаться наивным, но в силу возраста я не вполне близка к политике. Что касается моего личного отношения к будущему второму языку, то мне одинаково приятна мысль об изучении и франц., и нем., и китайского, и вообще, честно говоря, многих других языков. Но все же хочется услышать совет человека, для которого языковая сфера является профессиональной. Какие переводчики сейчас в приоритете? Владение какими языками наиболее востребовано? Спасибо за прочтение письма. Надеюсь на Ваш ответ!

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Владеть китайским языком и переводить с него — перспектива заманчивая. Но Вы спрашиваете практического профессионального совета. Поэтому я Вам отвечу как профессионал: за свою профессиональную карьеру, в том числе в международных организациях, я ни разу не видел высококвалифицированного переводчика с китайского (и на китайский), который не был бы китайцем. Лучшая перспектива для россиянина, на которую можно рассчитывать, став переводчиком с этого языка, – это работа техническим переводчиком в какой-нибудь компании, которая совместно c Китаем что-то строит или разрабатывает в нашей стране. И вероятность того, что китайский Вам пригодится в качестве второго языка, тоже очень мала. У меня, например, ни разу в жизни не было ситуации, когда бы я пожалел, что не владею китайским. (А вот в отношении некоторых европейских языков такие мысли приходили в голову.)

Давайте ещё поразмыслим в чисто статистических терминах. В Китае живёт полтора миллиарда человек, на порядок (в 10 с лишним раз) больше, чем в нашей стране. Там действуют не сотня-другая, как у нас, а миллионы (в буквальном смысле) всевозможных учебных заведений, в том числе языковых, в них учатся сотни миллионов учащихся, и очень многие изучают русский язык. Если даже предположить, что процент отличников среди них такой же, как и среди учащихся российских учебных заведений, то в абсолютных цифрах их будет больше минимум в десять раз. Это значит, что на одного высококвалифицированного российского переводчика с китайским языком приходится минимум десять столь же высококвалифицированных переводчиков-китайцев с русским языком. А может быть, и больше. Такой конкуренции Вы никогда не выдержите. Я уже не говорю о пресловутом трудолюбии и усердии китайских учащихся, которому можно только завидовать. Это, конечно, моё субъективное мнение, и не забывайте, что я не китаист. Возможно, у кого-то из синологов будет иное мнение.

Уважаемый профессор Ермолович!
В своих трудах Вы касаетесь некоторых фонетических тонкостей, хотя, быть может, и не в том смысле, о котором пойдет речь в моем обращении. Тем не менее, думаю, что Вы уж точно дадите дельный совет, который будет интересен мне и другим читателям. В чем, собственно говоря, вопрос? В предыдущем обращении к вам я указывал, что на рынке преподавания английского языка активно действуют откровенные и завуалированные шарлатаны, которые высасывают деньги из доверчивых людей, торгуя воздухом. Интересно, что свои «разработки» они друг у друга «заимствуют» (точнее — воруют) и представляют своими авторскими творениями («лайфхаками»). Имен здесь я называть не буду, чтобы они не сочли это очернением их бесчестного имени, но задам лишь один вопрос. Прямая речь: «Чтобы научиться произносить английскую буковку t, нужно обязательно начинать с русских слов. Например, берем слова «тарелка», «танец» и произносим их как «tарелка» и «tанец». Это шепелявая буковка, поэтому нужно при произнесении шепелявить. Когда она в конце слова, тоже не забывайте шепелявить: «коt» и т. д. Только потом переходите к английским словам. На самом деле это суперлайфхак!» Такую методическую рекомендацию об артикуляции «шепелявой буковки t» на днях дала одна самопровозглашенная создательница инновационной методики изучения английского языка. Подробный анализ технологии обмана потребителей, который она использует, я дал в статье по ссылке (если сочтете невозможным ссылку разместить, удалите, пожалуйста): Встречались ли в в своей практике с таким методическим приемом? Что это вообще такое и как это понимать? Добавлю, что особа, которая выдала на свет божий процитированное выше высказывание, пообещала рассказать о других «шести звуках, после овладения которыми вы сделаете свою речь красивой и приближенной к речи носителей», если хотя бы 50 человек распространят в Интернете ее видео. А количество просмотров уже перевалило за тысячу... Буду благодарен за любой ответ.
С уважением Дмитро

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Приветствую, Дмитро! Ссылку на Вашу публикацию я оставил, хотя высказываться конкретно по поводу этой женщины не буду. Отвечу на Ваш вопрос, сформулировав его таким образом: «Можно ли научить произношению на иностранном языке с помощью неких упрощающих образов, типа "шепелявая буковка" и так далее?». И сразу отвечу: думаю, что нет. Я не буду затрагивать тему шарлатанства в преподавании языков, там всё ясно. Но, может быть, и серьёзному преподавателю подобные приёмы как-то помогают пробудить чувственное, образное мышление в его учениках? Конечно, хороший педагог, объясняя сложную тему, пожалуй, не обойдётся без некоего «оживляжа», образных или шутливых сравнений. Но они всегда будут играть второстепенную и даже третьестепенную роль. Обучение фонетике основывается на двух главных способностях: 1) способности по слуху имитировать иноязычное произношение; 2) выработке механизма порождения звуков на основе логического анализа (т.е. путём усвоения объяснений). И первая, и вторая способности не у всех хорошо развиты, и есть люди, органически неспособные к перестройке своего речевого аппарата в соответствии с фонологической системой иностранного языка. Но ни на что другое педагог опереться не может (ну, разве что на гипнотическое воздействие, хотя я что-то не встречал людей, которые обучились бы языку в состоянии гипноза).

Учитель показывает и объясняет, опираясь на научное (хотим мы этого или нет) описание звукопорождения, а ученик многократно повторяет за ним, добиваясь нужной артикуляции, – он внутренне настраивает свой речевой аппарат (задействуются такие когнитивные механизмы, как анализ и синтез), а затем сравнивает акустический образец с собственным (задействуется целостное чувственное восприятие).

Ещё студентом я давал уроки английского. Моими учениками были тогда дети и школьники. Детям, конечно, особенно важно преподносить учебный материал ярко и весело, однако с ними легче в том отношении, что они лучше, чем взрослые, воспринимают необычные звуки на слух (у них сильнее чувственная когнитивная способность), поэтому им не в такой степени нужны аналитические объяснения. Но даже с детьми попытки «оживляжа» не всегда работают так, как ожидает преподаватель. Одним из моих первых учеников был дошкольник лет шести. Я очень старался, чтобы наши уроки проходили интересно, даже рисовал для него картинки, связанные с изучаемым материалом. Когда нужно было научить ребёнка правильно произносить английский звук [ɑ:], да ещё с призвуком [r], я решил прибегнуть к звуковому образу. Несколько раз произнеся этот звук, я добавил: «Слышишь? Этот звук очень похож на рёв льва. Представь себе, что ты лев, который рычит!» Мальчик, конечно, представил себе льва, но у него в голове было совершенно другой акустический образ (может, услышанный в цирке, а может, в мультфильме), и он воспроизвёл действительно львиный рык. Однако этот рык не имел ничего общего с нужным мне английским звуком! И мне потом очень трудно было его переучить. Мальчик каждый раз, когда надо было произнести слово со звуком [ɑ:], издавал вместо него какое-то зверское рычание. Тогда-то я и осознал, как ограниченна польза от подобных «весёлых» сравнений. Ну, а со взрослыми они ещё менее эффективны. Что ни говори, а старая добрая советская система (аналитическое объяснение – демонстрация примеров – выполнение упражнений) – это лучшая база для основательного изучения иностранного языка, в том числе, конечно, и его фонетики. Все остальные методики (например, суггестивная, игровая, методика погружения в языковую среду, и пр., и пр.) дадут результат лишь в качестве наслоений на эту необходимую базу или как дополнения к ней. Если такой твёрдой базы нет у преподавателя, не будет её и у его учеников.

Категории раздела
Вопросы и ответы [269]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дополняем НБРАС [5]
Сюда можно направлять все предложения, дополнения и замечания по содержанию "Нового Большого русско-английского словаря" Д.И. Ермоловича и Т.М. Красавиной
Дискуссии и полемика [76]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам
Поиск по сайту