Понедельник, 24.07.2017, 03:49
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт Д.И. Ермоловича



Разделы сайта
Если вы регистрировались
Login:
Пароль:
Главная » Вопросы-ответы, дискуссии » Вопросы и ответы

Вопросы и ответы

В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу


В категории вопросов и дискуссий: 278
Показано материалов: 41-60
Материалы: 1-20 21-40 41-60 61-80 81-100 ... 241-260 261-278

Содержание рубрики:


Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям · Просмотрам
Буров М.Б.:
Полагаю, что ДА, возможен (другие возражают). Например, фраза вроде "Сержант оставил проступок подчиненного без внимания / последствий. Допустимо ли здесь в переводе на английский язык использовать глагол forgive (т.е., скажем, простил и не сказал ни слова)? Я уже консультировался с В.Я.Факовым. В.Я. без колебаний ответил положительно. Кроме того, В.Я. даже позвонил на фирму знатоку-нэйтиву и также получил одобрение. SMS от В.Я.: Ответ: поскольку все переводы контекстуальны, то вполне ок "оставить без внимания", ибо чиновник "оставляет промах подчиненного без последствий". Каково Ваше мнение по поводу контекстуально возможного перевода forgive как "оставить без внимания/последствий"?

 

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Из Вашего вопроса не совсем понятно, идёт ли речь о переводе с английского на русский или с русского на английский. Так как Вы привели только русский контекст («Сержант оставил проступок подчиненного без последствий»), отвечу в отношении перевода с русского на английский. Моё мнение таково: так же как и русский глагол простить, глагол forgive относится прежде всего к личным (а не служебным) отношениям, хотя субъектом официального прощения может выступать суд, а также монарх, сюзерен, барин и вообще хозяин. В армии хоть и есть иерархия, но хозяев всё-таки нет. Чтобы в официальном тексте (подчёркиваю, официальном, ибо именно к этому стилю относится выражение «оставить без последствий») было сказано, будто "the sergeant forgave the private his mistake", мне кажется маловероятным. По крайне мере, в Корпусе американского английского языка (COCA) я не нашёл ни одного похожего контекста.

В моём «Новом Большом русско-английском словаре» выражение оставить без последствий предлагается переводить с помощью оборота take no action, например: его жалоба осталась без последствийno action was taken on his complaint. Я по-прежнему рекомендовал бы искать соответствие по этому образцу.

Что касается выражения оставить без внимания, то здесь я тем более не вижу смысла в использовании глагола forgive, когда можно воспользоваться такими лексическими ресурсами, как ignore, take no notice of и т.п.

Скорее всего, этот вопрос уже возникал. Если да, просьба дать ссылку. В Москве есть улица Зорге. По правилам практической транскрипции при переводе на английский нужно писать Zorge (хотя я бы писал Zorgeh). Однако Рихард Зорге по происхождению немец и его фамилия на немецком (и английском) пишется Sorge. Если перевести как Zorge, то в путеводителях и энциклопедиях на английском будет написано, что улица Zorge названа в честь Sorge. Если перевести как Sorge, то это может сбивать с толку почтальонов, доставляющих письма из-за рубежа. Как быть?

ЕРМОЛОВИЧ Д.И.:

Проблема передачи имён, происходящих из третьего языка, рассматривается в моей монографии «Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи» в параграфах 2.2.9 и 3.3.4, где говорится, что «национально-языковой признак имени собственного способен подпадать под воздействие объективно противоречащих друг другу векторов коммуникации». Это означает, что здесь переводчик должен принять решение: какой из двух факторов — этимология имени или актуальная языковая среда, в которой оно функционирует, — важнее для конкретной ситуации перевода. Если оба фактора кажутся одинаково важными, следует рассмотреть возможность использования в переводе примечаний (или пояснительных элементов) либо указания альтернативного варианта в скобках.

Само по себе то, что «в путеводителях и энциклопедиях на английском будет написано, что улица Zorge названа в честь Sorge», не является чем-то экстраординарным: при переходе имён из одной катеории в другую они нередко модифицируются. Например, указание на то, что "ulitsa Durova is named after circus clown and animal tamer Vladimir Durov", воспринимается иностранными читателями примерно так же.

Но, чтобы устранить неясности, в тексте путеводителя можно написать, например, "Sorge Street (or Ulitsa Zorge, in accordance with Russian spelling)".

В качестве дополнительного чтения на эту тему могу порекомендовать статью, написанную мной совместно с М. Бродским: «Мой адрес – не «хаус» и не «стрит» // М.: «Мосты» №1 (9). – М.: Р.Валент, 2006. – С. 69–75.

Роман (г. Мурманск):
Мой вопрос, наверняка, покажется Вам пустячным, но я бы хотел уточнить два момента, связанные с передачей адресов в неспециализированной литературе и в частности деловой прозе (например, в счетах-фактурах).
(1) В параграфе 19 учебника "Русско-английский перевод" даются предельные четки рекомендации по вопросу о словах-классификаторах в названиях адресов, а именно: передавать по возможности англоязычными аналогами в художественных и публицистических произведениях, материалах для массовой (неспециализированной) или детской аудитории и иных публикациях, не рассматриваемых как источник точной или практически применимой информации. Означает ли это, если, к примеру, я перевожу статью из журнала, написанную в советские годы и предназначенную для современных американцев, то допустимо переводить и саму улицу? Мне кажется, что в тексте сильно бросается в глаза вариант с транслитерацией и выбивается на фоне общего художественного повествования, например: 1983 saw the completion of our office on Ulitsa Zapolyarny Krug (журналист приводит хронику событий, относящуюся к этапам развития компании в его краю). Если такой вариант совершенно недопустим, то будет ли считается непоследовательным в данном случае применять транслитерацию и перевод: on Zapolyarny Krug street? Насколько я понимаю, когда требуется предельная точность, то элементы в адресе мы никогда "не трогаем", то есть, как Вы пишете в том же параграфе 19, не переделываем на иностранный манер. Однако имеет ли переводчик какие-либо основания для перевода адреса на такой манер, если статья насыщена журналистскими окказионализмами и имеет в целом художественный характер? Адреса в этом случае тоже не привязаны к этому критерию?
(1a) В дополнение хотел бы узнать Ваше мнение о замечании, сделанном в англо-английском словаре русской культурной терминологии В.В. Кабакчи по поводу улиц. Цитирую: "Имитируя русский обычай употреблять названия популярных улиц без номенклатурного термина (по Садовой, на Невском, вдоль Арбата), авторы англоязычных текстов (начиная с Джона Рида) сохраняют эту традицию, но подобные названия вводятся с помощью определенного артикля: along the Sadovaya, down the Nevsky, in the Old Arbat". Стоит ли переводчику брать на вооружение такую традицию и может ли он смело применять её в художественной литературе?
(2) Второй вопрос касается адресов в счетах-фактурах. Стоит ли транслитерировать или транскрибировать адреса на русский язык, если они исходят от компаний, где английский является или не является родным? Например, следует ли передавать всякие Blvd или Bldg словами бульвар и билдинг или оставить в таком же написании Блвд и Блдг, или вообще не передавать? На некоторых сайтах адреса иногда транслитом пишут со всеми входящими в них элементами. Однако как быть в случае, если в адресе вместе с названием идет название города, района и страны, где зарегистрирована компания? Оставлять нетронутыми все элементы в оригинале, но ведь получается непоследовательность: улицу не передаем, но город и страна - элементы вполне поддающиеся переводу. Допустим, адрес кипрской юридической фирмы. Имеет ли смысл для банка транслит адреса, если вдруг понадобится отправить запрос по нему? Он же будет отправлять на адрес, который будет читать не российский почтальон или получатель, для которого русский не является родным. А если не передавать транслитом, то за скобками остаются город и страна так, как будто их вообще нельзя перевести.
В одном руководстве мне встречалась рекомендация примерно такого содержания: для нотариального заверения адрес следует транслитерировать. Непонятно, какая практическая польза от такой передачи. Ведь при отправке письма со счетом за границу зарубежный адрес будет читать не российский, а "их" почтальон. Возможно, такая практика сложилась только для нотариальных контор, где требуется предельно точный перевод текста.
Прошу прощения, если вопросы сформулированы сумбурно. Буду признателен, если Вы окончательно расставите все точки над i, хотя надо признать, что эта тема уже набила оскомину.

 

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Вы правы, тема передачи адресов обсуждалась много раз, но потому и возникает снова и снова, что в ней (как и вообще в переводческой ономастике) много тонких нюансов. Когда я с такими нюансами сталкиваюсь, главный критерий для меня — практический: каково предназначение и функция топонимической единицы в конкретном тексте?

(1) В первом вопросе Вы пишете, что «статья насыщена журналистскими окказионализмами и имеет в целом художественный характер». Следовательно, главная функция этой статьи — информационно-эстетическая: автор не только рассказывает о каких-то событиях, но и старается делать это увлекательно и живо. Стало быть, следуем рекомендациям для художественной литературы, а именно: «слова-классификаторы [здесь — улица] передавать по возможности англоязычными аналогами (улица — street)» (учебник «Русско-английский перевод», с. 126).

Что касается самого названия улицы (Заполярный Круг), то знание его значения, безусловно, обогатит читателя художественной статьи (ещё раз подчеркнув, что город находится на крайнем Севере, и вообще помогая читателю «вжиться» в ситуацию). С другой стороны, «чистая» калька отрывает текст от его фактологической основы, которая тоже может быть важна. Поэтому здесь применима рекоменация со с. 129 Учебника:

Многие урбанонимы не просто служат формальными названиями, но и сохраняют прозрачную семантическую структуру, выражая какие-то характеристики или функцию объекта. В этих случаях... обычно применяется калькирование... [и] приводятся оба варианта [т.е. транслитерация и калька], один из них в скобках».

Другими словами, в художественно-публицистической статье можно написать:

...our office on Zapolyarny Krug (Polar Circle) Street.

(У меня, правда, вызывает вопросы название — разве существует «Заполярный круг»? Я привык думать, что есть только «Полярный круг», а Заполярье — вся территория севернее этой воображаемой линии. Но это так, к слову.)

(1a) На Джона Рида я бы сегодня не ориентировался. В современном английском языке не так уж много названий улиц, которые употребляются с артиклем (например, the Mall, the Strand в Лондоне, да и то последнее наименование употребляется часто и без артикля). А так — почти везде артиклей нет: Broadway, Picadilly (в Лондоне), Bowery (в Нью-Йорке). Да, я допускаю, что иногда Madison Avenue американцы могут сократить до "the Madison", но преимущественно в беглой разговорной речи. Для письменного художественно-публицистического перевода с русского я бы варианты с артиклем не рекомендовал.

(2) В счетах-фактурах при переводе с английского на русский я бы вообще ничего не транслитерировал, а оставлял на латинице, но если очень нужно, то транслитерируется часть адреса до города, а город и страна пишутся в принятой форме по-русски. Логика тут такая: русские наименования городов и стран в адресе нужны для международной корреспонденции (коммуникации), исходящей из России, а внутригородской адрес за рубежом — дело местной доставочной службы, если таковая задействуется.

Что касается транслитерации адреса для нотариального заверения, то это требование связано с юридическими тонкостями (вроде бы российским нотариусам не разрешается прямо заверять иноязычные тексты). Но и в этом случае названия города и страны «переводятся».

Вопросы и ответы | Еще раз о передаче адресов Просмотров: 434 | Дата: 24.09.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (4)
Илья: Здравствуйте, Дмитрий Иванович! Некоторое время назад мне захотелось узнать историю жизни В.В. Познера, к которому я отношусь с большим уважением, и я прочитал его книгу "Parting with Illusions" на английском, написанную незадолго до распада СССР. Как известно, Познер прожил в США до 14-15 лет, а после приезда в Москву в начале 50-х он не видел англоязычных людей много лет, пока не стал работать в СМИ и в страну не приехало больше иностранцев. В США он вернулся только через 40 лет. Читая книгу, мне показалось (не эксперт), что его английский за годы жизни в СССР попал под очень сильное влияние русского. Например, несколько раз мне встретилось выражение "as the result" в начале предложений (типа As the result, I was...) вместо "as a result'; вузовские экзаменационные билеты он так и называет "tickets" (кстати, сам не знаю как правильно это на английском, хотелось бы услышать Ваш вариант); много раз Познер пишет русские пословицы на английском как есть, буквальным переводом. Наверняка, было что-то еще, да и цели найти недостатки у меня не было, но, в общем, сложилось впечатление, что английский Познера конца 80-х немного не идиоматичный. Вопрос у меня к Вам в следующем. Можно ли считать носителями англ. языка людей, которые не успели закончить среднюю школу в Англии или США, уехали из страны и не жили в языковой среде десятки лет после этого (пускай и общаясь с американцами время от времени)? Встречались ли в Вашей жизни люди с биографией, подобной Познеру? И могут ли такие люди стать хорошими переводчиками с англ. на русский, учитывая сложность изучения русского?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Вы знаете, я как-то давно не слышал В.В. Познера на английском. Вспоминаются разве что какие-то интервью, которые он брал у иностранцев, — и впечатление у меня было таково, что по-английски он говорил практически неотличимо от носителей языка. Как правило, если человек усваивает язык в детстве и говорит на нём до такого возраста, как 14–15 лет, его можно считать реальным носителем бытового разговорного регистра этого языка, и таковым он остаётся на всю жизнь.

Конечно, жизнь в СССР не могла не наложить отпечаток на идиоматику его речи. То, что советские (российские) реалии, а также пословицы, он переводит дословно, неудивительно: это случается и со взрослыми экспатами, которые приезжают в Россию работать и живут здесь длительное время, погружаясь в соответствующую культурную и языковую атмосферу. Иной раз человеку, если он не профессиональный переводчик, удобнее использовать кальку или транслитерацию, чем думать над каким-нибудь объяснительным переводом. Так что обозначение экзаменационного билета словом ticket мне понятно: в конце концов, такой билет можно сравнить с лотерейным, а для лотереи ticket — вполне подходящее слово (в своём Русско-английском словаре, кстати, для значения “листок, карточка с каким-либо текстом” я даю два соответствия — card и ticket, хотя для словосочетания “экзаменационный билет” предлагаю exam question card — впрочем, и это условное соответствие, т.к. в англоязычных странах экзамены проводят по другому принципу).

А пословицы во многих случаях и надо передавать дословно, особенно если автор как-то анализирует их смысловую структуру или хочет продемонстрировать специфику языкового мышления, отразившуюся в этой пословице.

Что касается Вашего вопроса о том, могут ли такие билингвы, как В.В. Познер, стать хорошими переводчиками с английского на русский, то мой ответ: да, могут, если получат переводческое образование. Примером может служить Виктор Михайлович Суходрев, который тоже овладел английским в детстве и подростком вернулся в СССР. Почитайте его мемуары — очень интересная книга.

Да, ещё по поводу выражения as the result. В принципе оно не нарушает норму английского языка и встречается в текстах англоязычных авторов, хотя чаще всего с лимитирующим предложным оборотом (as the result of...). Но если контекст говорит о том, что речь идёт о главном или единственном результате чего-либо, то продолжение с предлогом of необязательно.

Вопросы и ответы | Английский В.В. Познера Просмотров: 653 | Дата: 26.08.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (2)
Виктория (Череповец):
Я работаю переводчиком в металлургической компании. Недавно у нас с коллегами возникла дискуссия, по поводу того как правильно передать на английский язык фразу "освоение новых марок стали". Предлагалось несколько вариантов, в частности, такие как "DEVELOP / MASTER/ COMMERCIALIZE new steel grades'. В "Моем несистематическом словаре (Том I)" П.Р. Палажченко, автор пишет о том, что при переводе слова "осваивать" "в силу широты ... его семантики" лучше прибегнуть к перефразированию. Какой глагол, на ваш взгляд, позволяет наиболее точно передать смысл, указанной выше  фразы?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Чтобы выбрать правильный глагол, необходимо понять, какой смысл вкладывается в слово "освоение" в конкретном контексте. Если речь идёт о технологии производства, разработанной самой компанией, то, конечно, годится develop. Если речь о переходе от научных разработок к промышленному производству, то уместным может быть commercialize. Если просто о начале производства новой марки стали, неплохим решением будет глагол launch. А вот глагол master у меня вызывает большие сомнения, как-то я его в подобных значениях не встречал.

Надеюсь, и другие специалисты выскажутся на эту тему.

Вопросы и ответы | Перевод слова «освоение» Просмотров: 408 | Дата: 13.08.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
Наталья:
Здравствуйте, Дмитрий Иванович! В этом году я закончила переводческий факультет МГЛУ. У меня два языка: немецкий и английский. Теперь передо мной стоит вопрос о том, как построить карьеру переводчика, и как поддерживать свой профессиональный уровень. Хотелось бы по этому поводу услышать мнение специалиста.
1. В процессе обучения я наблюдала за тем, как работают переводчики. И я сделала вывод, что профессионалы обычно работают только с одним языком. Так стоит ли «тянуть» до переводческого уровня два языка, ведь это будет занимать много времени? Или лучше выбрать один язык и работать (как переводчик) именно с ним, а второй просто учить?
2. Кроме того хотелось бы не просто поддерживать уровень языка, а совершенствовать его, изучать разные грамматические, стилистические и прочие тонкости. Как часто нужно заниматься в неделю, чтобы всего этого достичь?
3. Всем нам переводчикам известно, что чистой переводческой деятельности не существует, обычно ее сочетают с чем-то еще. Хотелось бы узнать, как это сделать лучше, если я хочу переводить устно. Обязательно нужно искать работу с гибким графиком (наподобие преподавания в университете)? Или возможно работать исключительно фрилансером? Что в этом случае Вы могли бы посоветовать?
Заранее благодарю за ответ.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Попробую ответить на Ваши вопросы, но заранее прошу учесть, что выражу сугубо субъективный взгляд. У других профессионалов могут быть иные мнения и подходы.

1. Да, реальность такова, что в нашей стране очень мало кто работает с двумя языками. Обычно это люди, у которых английский — второй, и они берутся переводить со второго языка (и на него) просто потому, что работы с первым языком мало. К сожалению, сравнять свои переводческие навыки по второму и по первому языку удаётся очень немногим. Как бы то ни было, всё зависит от конъюнктуры. Если у вас есть достаточно работы с первым языком, на ней вполне можно сосредоточиться, а второму просто старайтесь не давать ржаветь.

Иначе обстоят дела у тех, кто работает за рубежом в международных организациях. Там переводить со второго, третьего, четвёртого языка — и реальная необходимость, и большое преимущество.

2. В усилиях по совершенствованию языка нет какой-то нормы по времени или по объёму усилий. Главное — непрерывность и регулярность этих усилий. Включите в свой распорядок дня (недели) ежедневный пункт, с этим связанный. Например, читайте сайт солидной немецкой (австрийской, английской, американской и т.д.) газеты (нескольких газет). Или возьмите за правило не реже, чем раз в день (два, три дня) смотреть фильм на языке. Или каждый день прочитывайте по главе книги какого-нибудь лауреата Нобелевской премии. А всё то, что привлечёт ваше внимание с точки зрения языковых тонкостей, фиксируйте в специальном файле или в записной книжке. К этим записям можно периодически возвращаться: перечитывать, обновлять, обобщать, уточнять. Другими словами, активно переребатывайте ту новую информацию, которую почерпнёте.

3. Здесь нет и не может быть универсальной модели, исходите только из собственной ситуации и желания. Но если вы хотите сочетать устный перевод с другой работой, то, разумеется, эта другая работа не должна быть связана сидением в конторе с 9 до 18. Преподавание — неплохой вариант, но спросите себя прежде всего, насколько вам это интересно. Если преподавать по-настоящему, то серьёзная подготовка к занятиям отнимает много времени и должна основываться на продуманной методике. Это занятие увлекает не всякого. Если же вы ещё не определились, всегда можно попробовать себя на какой-нибудь почасовке, а там будет видно.


Вопросы и ответы | Вопросы начинающего переводчика Просмотров: 810 | Дата: 07.08.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Мария Дмитриевна:

Добрый день, Дмитрий Иванович!
Я работаю письменным переводчиком-фрилансом.
Не могли бы Вы пояснить значения терминов "A-язык", "B-язык" и "C-язык", обозначающие уровень владения языка переводчиком?
Насколько в нашей стране правомерен стандарт ISO/TS 11669:2012 (R) Проекты перевода. Общее руководство, принятый в 2015 году?
Есть ли в России официально принятый нормативный документ, регулирующий взаимоотношения переводчика и заказчика переводов (кроме Письменного перевод. Рекомендации переводчику, заказчику и редактору, составленных Н. К. Дупленским)?
Есть ли в России нормативные документы, "оценивающие" аутентичность, сопоставимость, адекватность переводного текста тексту оригинала?
Заранее спасибо.
С уважением
Мария Дмитриевна

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Попробую кратко ответить на Ваши вопросы.

(1) Определение терминов «язык A, B, С» можно найти, например, на сайте Международной ассоциации устных переводчиков. Воспроизвожу его здесь, если не возражаете, на английском языке:

A, B, C languages
Interpreters' working languages are classified in three categories - A, B, C:
The 'A' language is the interpreter's mother tongue (or its strict equivalent) into which they work from all their other working languages in both consecutive and simultaneous interpretation.

It is the language they speak best, and in which they can easily express even complicated ideas. It is therefore an active language for the interpreter.

A 'B' language is a language in which the interpreter is perfectly fluent, but is not a mother tongue. An interpreter can work into this language from one or several of their other working languages, but may prefer to do so in only one mode of interpretation, either consecutive or simultaneous (often in 'consecutive' because it's not so fast). It is also considered an active language for the interpreter.
A 'C' language is one which the interpreter understands perfectly but into which they do not work. They will interpret from this (these) language(s) into their active languages. It is therefore a passive language for the interpreter.

(2) О стандарте ISO. Соблюдение большинства стандартов ISO имеет добровольный характер, тем более что их тексты распространяются на платной основе, а сертификация по стандартам — тоже платная услуга, оказываемая экспертами при ISO. Как правило, тот или иной стандарт получает распространение по инициативе отраслевой ассоциации в той или иной сфере экономической деятельности либо под давлением некоего объединения заказчиков, иногда государственных органов. Насколько я знаю, в нашей стране этот стандарт не имеет серьёзного признания. Заставить кого-либо соблюдать этот стандарт невозможно.

Официально принятого нормативного документа, регулирующего взаимоотношения переводчика и заказчика переводов, в нашей стране нет. Поэтому переводчикам рекомендуется детально оговаривать все желательные для них условия в письменном договоре с заказчиком, который следует заключить и подписать до принятия и исполнения заказа. В тексте этого договора можно также записать, что стороны принимают на себя обязательство руководствоваться положениями «Рекомендаций переводчику, заказчику и редактору», составленных Н. К. Дупленским. Тогда этот документ станет для них нормативным.

(3) Документов, "оценивающих" аутентичность, сопоставимость, адекватность переводного текста тексту оригинала, ни в нашей стране, ни в какой-либо другой нет и быть не может. Адекватность того или иного перевода может быть оценена лишь специалистами в рамках лингвистической экспертизы. Мне, например, приходилось выступать таким экспертом в спорах между заказчиком перевода и переводчиком. Экспертиза перевода осуществляется в соответствии с определёнными принципами, но эти принципы — лишь формальное руководство для эксперта, а сама оценка перевода основывается на его профессиональной квалификации и опыте. Если стороны обращаются в суд за разрешением своего спора, каждая сторона вправе привлечь эксперта в поддержку своей позиции и представить его заключение. Суд может принять к сведению эти экспертные заключения, но он также вправе самостоятельно назначить лингвистическую экспертизу перевода для определения его адекватности, соответствия целям заказчика, поставленным перед переводчиком, и пунктам договора между заказчиком и переводчиком.

Алисия: Добрый день, Дмитрий Иванович! Вас беспокоит абитуриентка ВУЗа, поступающая на лингвистику (конкретнее - перевод и переводоведение). Владею английским на уровне С1. Необходимо выбрать второй язык для изучения. В начальной школе я пару лет учила французский (не очень усердно и эффективно, но какие-то знания в голове остались). Однако семье большинство родственников отлично знает немецкий, то есть могут помогать в процессе обучения именно с немецким, всегда есть, к кому обратиться за советом и т.д. Сначала я думала выбирать между немецким и французским, а потом вдруг в голову пришел китайский. Сейчас многие говорят, что он и правда перспективен. Подскажите, пожалуйста, насколько это соответствует действительности? Вопрос может показаться наивным, но в силу возраста я не вполне близка к политике. Что касается моего личного отношения к будущему второму языку, то мне одинаково приятна мысль об изучении и франц., и нем., и китайского, и вообще, честно говоря, многих других языков. Но все же хочется услышать совет человека, для которого языковая сфера является профессиональной. Какие переводчики сейчас в приоритете? Владение какими языками наиболее востребовано? Спасибо за прочтение письма. Надеюсь на Ваш ответ!

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Владеть китайским языком и переводить с него — перспектива заманчивая. Но Вы спрашиваете практического профессионального совета. Поэтому я Вам отвечу как профессионал: за свою профессиональную карьеру, в том числе в международных организациях, я ни разу не видел высококвалифицированного переводчика с китайского (и на китайский), который не был бы китайцем. Лучшая перспектива для россиянина, на которую можно рассчитывать, став переводчиком с этого языка, – это работа техническим переводчиком в какой-нибудь компании, которая совместно c Китаем что-то строит или разрабатывает в нашей стране. И вероятность того, что китайский Вам пригодится в качестве второго языка, тоже очень мала. У меня, например, ни разу в жизни не было ситуации, когда бы я пожалел, что не владею китайским. (А вот в отношении некоторых европейских языков такие мысли приходили в голову.)

Давайте ещё поразмыслим в чисто статистических терминах. В Китае живёт полтора миллиарда человек, на порядок (в 10 с лишним раз) больше, чем в нашей стране. Там действуют не сотня-другая, как у нас, а миллионы (в буквальном смысле) всевозможных учебных заведений, в том числе языковых, в них учатся сотни миллионов учащихся, и очень многие изучают русский язык. Если даже предположить, что процент отличников среди них такой же, как и среди учащихся российских учебных заведений, то в абсолютных цифрах их будет больше минимум в десять раз. Это значит, что на одного высококвалифицированного российского переводчика с китайским языком приходится минимум десять столь же высококвалифицированных переводчиков-китайцев с русским языком. А может быть, и больше. Такой конкуренции Вы никогда не выдержите. Я уже не говорю о пресловутом трудолюбии и усердии китайских учащихся, которому можно только завидовать. Это, конечно, моё субъективное мнение, и не забывайте, что я не китаист. Возможно, у кого-то из синологов будет иное мнение.

Уважаемый профессор Ермолович!
В своих трудах Вы касаетесь некоторых фонетических тонкостей, хотя, быть может, и не в том смысле, о котором пойдет речь в моем обращении. Тем не менее, думаю, что Вы уж точно дадите дельный совет, который будет интересен мне и другим читателям. В чем, собственно говоря, вопрос? В предыдущем обращении к вам я указывал, что на рынке преподавания английского языка активно действуют откровенные и завуалированные шарлатаны, которые высасывают деньги из доверчивых людей, торгуя воздухом. Интересно, что свои «разработки» они друг у друга «заимствуют» (точнее — воруют) и представляют своими авторскими творениями («лайфхаками»). Имен здесь я называть не буду, чтобы они не сочли это очернением их бесчестного имени, но задам лишь один вопрос. Прямая речь: «Чтобы научиться произносить английскую буковку t, нужно обязательно начинать с русских слов. Например, берем слова «тарелка», «танец» и произносим их как «tарелка» и «tанец». Это шепелявая буковка, поэтому нужно при произнесении шепелявить. Когда она в конце слова, тоже не забывайте шепелявить: «коt» и т. д. Только потом переходите к английским словам. На самом деле это суперлайфхак!» Такую методическую рекомендацию об артикуляции «шепелявой буковки t» на днях дала одна самопровозглашенная создательница инновационной методики изучения английского языка. Подробный анализ технологии обмана потребителей, который она использует, я дал в статье по ссылке (если сочтете невозможным ссылку разместить, удалите, пожалуйста): Встречались ли в в своей практике с таким методическим приемом? Что это вообще такое и как это понимать? Добавлю, что особа, которая выдала на свет божий процитированное выше высказывание, пообещала рассказать о других «шести звуках, после овладения которыми вы сделаете свою речь красивой и приближенной к речи носителей», если хотя бы 50 человек распространят в Интернете ее видео. А количество просмотров уже перевалило за тысячу... Буду благодарен за любой ответ.
С уважением Дмитро

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Приветствую, Дмитро! Ссылку на Вашу публикацию я оставил, хотя высказываться конкретно по поводу этой женщины не буду. Отвечу на Ваш вопрос, сформулировав его таким образом: «Можно ли научить произношению на иностранном языке с помощью неких упрощающих образов, типа "шепелявая буковка" и так далее?». И сразу отвечу: думаю, что нет. Я не буду затрагивать тему шарлатанства в преподавании языков, там всё ясно. Но, может быть, и серьёзному преподавателю подобные приёмы как-то помогают пробудить чувственное, образное мышление в его учениках? Конечно, хороший педагог, объясняя сложную тему, пожалуй, не обойдётся без некоего «оживляжа», образных или шутливых сравнений. Но они всегда будут играть второстепенную и даже третьестепенную роль. Обучение фонетике основывается на двух главных способностях: 1) способности по слуху имитировать иноязычное произношение; 2) выработке механизма порождения звуков на основе логического анализа (т.е. путём усвоения объяснений). И первая, и вторая способности не у всех хорошо развиты, и есть люди, органически неспособные к перестройке своего речевого аппарата в соответствии с фонологической системой иностранного языка. Но ни на что другое педагог опереться не может (ну, разве что на гипнотическое воздействие, хотя я что-то не встречал людей, которые обучились бы языку в состоянии гипноза).

Учитель показывает и объясняет, опираясь на научное (хотим мы этого или нет) описание звукопорождения, а ученик многократно повторяет за ним, добиваясь нужной артикуляции, – он внутренне настраивает свой речевой аппарат (задействуются такие когнитивные механизмы, как анализ и синтез), а затем сравнивает акустический образец с собственным (задействуется целостное чувственное восприятие).

Ещё студентом я давал уроки английского. Моими учениками были тогда дети и школьники. Детям, конечно, особенно важно преподносить учебный материал ярко и весело, однако с ними легче в том отношении, что они лучше, чем взрослые, воспринимают необычные звуки на слух (у них сильнее чувственная когнитивная способность), поэтому им не в такой степени нужны аналитические объяснения. Но даже с детьми попытки «оживляжа» не всегда работают так, как ожидает преподаватель. Одним из моих первых учеников был дошкольник лет шести. Я очень старался, чтобы наши уроки проходили интересно, даже рисовал для него картинки, связанные с изучаемым материалом. Когда нужно было научить ребёнка правильно произносить английский звук [ɑ:], да ещё с призвуком [r], я решил прибегнуть к звуковому образу. Несколько раз произнеся этот звук, я добавил: «Слышишь? Этот звук очень похож на рёв льва. Представь себе, что ты лев, который рычит!» Мальчик, конечно, представил себе льва, но у него в голове было совершенно другой акустический образ (может, услышанный в цирке, а может, в мультфильме), и он воспроизвёл действительно львиный рык. Однако этот рык не имел ничего общего с нужным мне английским звуком! И мне потом очень трудно было его переучить. Мальчик каждый раз, когда надо было произнести слово со звуком [ɑ:], издавал вместо него какое-то зверское рычание. Тогда-то я и осознал, как ограниченна польза от подобных «весёлых» сравнений. Ну, а со взрослыми они ещё менее эффективны. Что ни говори, а старая добрая советская система (аналитическое объяснение – демонстрация примеров – выполнение упражнений) – это лучшая база для основательного изучения иностранного языка, в том числе, конечно, и его фонетики. Все остальные методики (например, суггестивная, игровая, методика погружения в языковую среду, и пр., и пр.) дадут результат лишь в качестве наслоений на эту необходимую базу или как дополнения к ней. Если такой твёрдой базы нет у преподавателя, не будет её и у его учеников.

Татиана (Москва):
Здравствуйте! Я учусь в 11 классе. Город — Москва. На ЕГЭ сдаю русский язык, литературу, обществознание, английский язык. Стремлюсь к тому, чтобы стать переводчиком, в идеале — синхронным переводчиком в ООН или другой международной организации. Можете ли Вы посоветовать, куда поступать (в Москве или за границей)? В первую очередь хотелось бы рассматривать бюджет.
Знаю, например, что на факультете Высшей школы перевода МГУ готовят синхронистов, но обучение там исключительно платное. Буду очень рада, если Вы сможете наметить некую траекторию достижения цели и помочь советом. Заранее благодарю!

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Я уже отвечал на похожий вопрос вот здесь, почитайте.

Но повторю и здесь, что в России нет какого-то прямого маршрута, пройдя который можно в итоге попасть на работу в ООН или другую международную организацию. Эту цель можно, конечно, иметь в виду, но для того чтобы стать синхронистом ООН, нужно в первую очередь стремиться к тому, чтобы стать КЛАССНЫМ ПЕРЕВОДЧИКОМ вообще. А для этого нужно ЛЮБИТЬ ПЕРЕВОД, активно и глубоко знать культуру изучаемых языков, политику, экономику, науку и вообще быть эрудированным человеком. Если вы в детстве мало читали и не любите книги, хорошим переводчиком Вы не станете никогда.

Кроме того, имейте в виду, что во всех российских вузах синхронному переводу на бюджетных отделениях не учат, только за дополнительную плату. Но и учат плохо. Раньше хорошо учили в МГЛУ, но сейчас — в связи с плохо подготовленным и непродуманным переводом обучения на систему бакалавриата и магистратуры — я этого сказать не могу. В других вузах дела тоже обстоят не лучшим образом.

В переводчики высокого международного уровня люди выбиваются благодаря своему индивидуальному таланту и подкованности. То есть нельзя ждать, что тебя кто-то НАУЧИТ, нужно активно БРАТЬ эти знания и навыки откуда только можно.

Резюмирую: сегодня уже всё равно, в какой из московских вузов (МГЛУ, МГУ, МГИМО, ВШЭ) Вы поступите. Везде учат одинаково посредственно, но везде можно чему-то научиться, если есть внутренние задатки, подлинная (а не декларируемая) любовь к языкам, хорошее знание литературы и культуры, а также активное желание и умение развивать свой интеллект и эрудицию так, чтобы выделяться из общей массы.

Но и этого недостаточно. Даже после окончания вуза и прохождения курса обучения синхронному переводу (в том числе и на петербургских так называемых "Курсах переводчиков ООН"), Вам никто и ничего не гарантирует. Контракты (причем временные, а не постоянные) придётся вырывать, как говорится, зубами. Нужно будет, рыская как волк, обивать пороги международных организаций, записываться на их экзамены, конкурсы и тендеры. Имейте в виду, спрос на переводчиков с иностранных языков на русский (а за рубежом практикуется перевод только на родной язык) весьма невелик, особенно сейчас, когда наша страна оказалась в относительной международной изоляции. Даже если Вы поступите в Женевскую школу переводчиков (где обучение, разумеется, тоже платное и недешёвое), то и после неё Вас никто в ООН не пригласит. Европейские переводчики находятся в постоянных поисках разовых или краткосрочных контрактов, а их мало, тогда как переводчиками на русский Европа просто кишит (сейчас ведь все, кому не лень, готовят "переводчиков", и все эти переводчики хотят работать за границей; добавьте сюда и огромный поток ищущих работу с русским языком из Белоруссии и Украины). А долгосрочный контракт можно получить, имея за плечами огромный и длительный опыт вот такой работы по договорам, да и то шансы мизерны.

А Вы точно уверены, что хотите стать переводчиком? Может, лучше просто учить английский язык, но одновременно осваивать какую-нибудь по-настоящему востребованную специальность, например, биолога или химика. Таких специалистов со знанием языка в мире очень ценят и охотно приглашают на высокооплачиваемую работу (если, конечно, они что-то из себя представляют).

Здравствуйте, уважаемый Дмитрий Иванович! Давно не обращался к Вам за консультацией – накопились вопросы. Спорим относительно обучения ребёнка иностранному языку. Один из нас утверждает: 1. Современные дети в темпах умственного развития превосходят сверстников двадцати- и пятидесятилетней давности… 2. …поэтому чем раньше создавать для малыша «среду обитания» с иностранным языком в игровой форме, тем лучше, в частности карточки Домана и песенки на иностранном. До шести лет ребёнок иностранный язык впитывает, а потом вынужден будет учить. Вот Люда свою дочку к трём годам научила английским песенкам… Другой возражает: 1. Обучать иностранному можно только когда ребёнок будет осознавать, что есть родной язык, а есть «другой» - и сразу будет отличать один от другого, иначе в голове малыша будет такой сумбур и суржик, что потом понадобится переучивать. 2. Ни умственные способности малыша, ни темпы развития интеллекта и сознания не изменились не только за последние пятьдесят, но и за последние пять тысяч лет. Изменились только объём информации и методики обучения. 3. ( и тут оппоненты сходятся) – оптимальной методикой обучения чему-либо является игра; причём не только для детей, но и для взрослых. Пятидесятилетние «дядьки» на лету схватывают сложно «замороченные» правила игры в интернет-танки или хитросплетения букмекерских «вилок» на спортивных ставках. Но если взрослому труднее подобрать универсальную игровую методику обучения иностранному (вряд ли любителю шансона будет интересно разбирать тексты Pink Floyd или особенности переводов «Фауста») – то с детишками должно быть проще. Если эти вопросы уместны и интересны посетителям Вашего сайта, будем признательны за профессиональное решение «третейского судьи». В частности, с какого возраста оптимально приобщать среднестатистического малыша к иностранному? Не посоветуете ли какие-либо видео- аудио- материалы английского для малышей?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Я согласен со следующими положениями:

1. Ни умственные способности малыша, ни темпы развития интеллекта и сознания не изменились не только за последние пятьдесят, но и за последние пять тысяч лет.

2. Чем раньше создавать для малыша «среду обитания» с иностранным языком, тем лучше. До шести лет ребёнок иностранный язык впитывает, а потом вынужден будет учить.

Заставлять ребёнка различать «свой» и «чужой» язык не нужно, он сам это поймёт, когда освоит оба языка до такой степени, что осознает несовместимость их систем (хотя в какой-то период, действительно, в его речи будут элементы «суржика», но это пройдёт).

А вот посоветовать какие-либо учебные материалы для малышей не смогу: я всё-таки вузовский преподаватель, и это не моя специализация. Но моя хорошая знакомая воспитывала дочку на фильмах – анимационных и игровых – студии Disney (в оригинале, конечно) и добилась великолепных результатов.

Анастасия (Новосибирск):
Многоуважаемый Дмитрий Иванович, здравствуйте.
Спасибо за Ваши книги и за Ваш сайт.
Мне очень нравится Ваша книга "Имена собственные на стыке языков и культур". Но у меня пока нет денег её купить.
Прошу у Вас прощения за мой следующий вопрос.
Можно ли мне с Вашего позволения скачать бесплатную (видимо, пиратскую) версию этой книги?
Она мне очень и очень нужна. Но не могу без Вашего согласия, так как это ...нехорошо.
С уважением и наилучшими пожеланиями.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ

Ася, спасибо и Вам за хорошие слова.

Скачивать упомянутую книгу я не советую, и не только потому, что я противник пиратского распространения книг, а прежде всего потому, что она вышла в 2001 году и уже несколько устарела. Кроме того, в ней обнаружились типографские и редакторские ошибки. Позднее я выпустил более полную и точную редакцию книги, которая называется «Имена собственные: теория и практика языковой передачи». Именно этой книгой я и рекомендую пользоваться. Если у Вас нет денег на её приобретение, возьмите экземпляр в библиотеке. А вообще-то, если Вы лингвист, я бы советовал Вам рассматривать нужные Вам пособия как инструменты: ведь настоящий мастер не жалеет денег на хороший инструмент, не правда ли?

Со своей стороны сообщаю, что в настоящее время готовлю электронную версию этой книги (в неё будут внесены новые исправления и дополнения). Когда точно она появится в интернет-магазинах, я пока сказать не могу, но надеюсь, что в течение наступающего лета. Интернет-версия будет, конечно, стоить дешевле бумажной книги. Но сколько-то она всё же будет стоить. Как только электронная книга станет доступна, я сообщу на сайте.

Всех благ и успехов!

Вопросы и ответы | А можно я скачаю пиратскую копию? Просмотров: 526 | Дата: 30.04.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Здравствуйте. Уважаемый Дмитрий Иванович, у меня вопрос по поводу заключения в кавычки названий садов, парков, национальных парков и заповедников. Речь идет о случаях, когда наименование условное, не сочетающееся синтаксически с родовым словом (сад «Нева», парк «Сокольники», заповедник «Три столба», национальный парк «Эверглейдс» и т. п.). Во многих публицистических текстах, внесенных в базу Национального корпуса русского языка, такие названия не заключены в кавычки. В большинстве интернет-статей то же самое (особенно в случаях с иноязычными названиями, переданными кириллицей). В словаре В. В. Лопатина «Прописная или строчная?» есть два примера названий парков — с кавычками. Справочная служба «Грамота.ру» пишет, что кавычки нужны, но ссылок на конкретное правило не приводит. Если кавычки действительно нужны, то чем регламентируется такое написание? Ведь по правилам кавычки ставятся в названиях организаций, учреждений, обществ, но не ставятся в географических и административно-территориальных названиях (водопад Кивач, долина Тамашлык, область Тоскана, площадь Никитские Ворота). Разве парки, сады и заповедники относятся не ко второй группе? В «Правилах русской орфографии и пунктуации» под ред. В. В. Лопатина упоминается Алма-Атинский заповедник. Это наименование другого типа (синтаксически сочетающееся с родовым словом), но суть в том, что заповедник встречается в разделе географических и административно-территориальных названий (в целом этот параграф — о прописных и строчных буквах). Можно предположить, что национальные парки, обычные парки и сады относятся к той же категории. Тогда получается, что кавычки не нужны. А если всё-таки нужны, то как это доказать? Может, допустимы оба варианта?

И еще есть сомнения в том, с какой буквы пишется сочетание «национальный парк» — с прописной или строчной. В словаре В. В. Лопатина «Прописная или строчная?» (2011 г.) указано, что с прописной. Но дальше в этом пункте следуют только примеры со строчной. «Грамота.ру» в одних ответах рекомендует написание со строчной, а в других (с аналогичными примерами) — с прописной. Особенно туманно упоминание различного написания в зависимости от единственного или множественного числа (возможно, под единственным числом подразумевается название конкретного парка). Помогите, пожалуйста, разобраться. Заранее спасибо.

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Логически следовало бы заключать в кавычки так называемые вторичные названия, т.е. такие, которые не возникли в силу естественной территориальной привязки (как, скажем, Приокско-Террасный заповедник), а присвоены парку как некоему аттракциону или спортивно-развлекательному комплексу (подобно кинотеатру или стадиону). О «вторичности» тут можно говорить потому, что для таких названий часто берутся топонимы, принадлежащие другим географическим объектам. Посудите сами: если взять приведённое Вами же название сад «Нева», ну разве тут можно убрать кавычки? Ведь Нева — это река, а не сад, оттого и кавычки. Точно так же нужны кавычки и в названии парк «Сокольники», потому что изначально Сокольники — название деревни (а сейчас, если не ошибаюсь, микрорайона). Я бы брал в кавычки и иностранные названия, например национальный парк «Эверглейдс» (хотя это название и совпадает с естественным топонимом — обозначением болотистой местности во Флориде, но тоже является вторичным, потому что сам парк охватывает только часть этой территории).

В то же время Вы правы, отмечая, что, если название синтаксически сочетается с родовым словом, то кавычки не нужны (Сокольнический парк).

Само словосочетание национальный парк в общем случае следует писать со строчной буквы. Прописная буква уместна в юридически значимых контекстах, когда национальный парк рассматривается как юридическое лицо, название организации, совершающей какие-то действия (например: «29 августа Калининградский зоопарк и Национальный парк "Куршская коса" присоединятся к Всероссийской экологической акции»).

О. Делендик (Киев):
В последнее время как-то повелось переводить field буквально (полевой): Полевое оборудование, Полевое подключение (источник), Полевая система ввода-вывода.
Однако в словаре Англо-русский научно-технический словарь (The English-Russian Scientific Dictionary): около 140 тыс. статей. - 7-е изд., испр. и доп. © ABBYY, Масловский Е. К., 2011 даётся перевод field wiring временная электропроводка; времянка.
Не могли бы Вы прокомментировать эту ситуацию?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Я решил, что лучше всего на Ваш вопрос может ответить Евгений Константинович Масловский, словарь которого Вы цитируете, и попросил его об этом. Вот какой ответ прислал мне Евгений Константинович:

Перевод термина field wiring, данный мною в электронном словаре LingvoScience, становится предельно понятным, если учесть хорошо знакомый техническим специалистам перевод field в промышленной сфере как эксплуатационный, в эксплуатационных условиях, по месту (нечто вроде “ad hoc”). Примеры использования такого значения: field-programmable (программируемый в условиях эксплуатации, с эксплуатационным программированием); field-replaceable (допускающий замену в условиях эксплуатации).
А вот что говорит в своём «Англо-русском словаре трудностей научно-технической лексики» («Р.Валент», М.: 2007) Игорь Алексеевич Беляев – переводчик и редактор научно-технической литературы с 50-летним стажем, много лет участвовавший в реализации широкомасштабного нефтегазового проекта в Хьюстоне (США):
field, adj. 1) по месту field cut to a proper size обрезать по месту в нужный размер (указание на чертеже); to be field determined уточнить по месту (указание на чертеже); to be field specified уточнить по месту (указание на чертеже) 2) монтажный (т.е. собираемый/ монтируемый/ устанавливаемый в поле, на монтаже, на объекте, а не на заводе) all field welds все швы – монтажные (указание на чертеже) 3) на местах field instrument installation установка контрольно-измерительной аппаратуры на местах, т.е. на удалённых, необслуживаемых точках… 4) полевой, эксплуатационный…5) промысловый (т.е. относящийся к промыслу – нефтяному и/или газовому)… 6) натурный field use в натурных условиях 7) низовой; первичный

Словарь И.А. Беляева, как справедливо отмечает издательство, призван помочь переводчику в том случае, когда «общеизвестное и очевидное – казалось бы – значение того или иного английского слова или выражения “не лезет” в русский перевод», и когда надо «уберечься от использования подстрочников, буквализмов, калькированных транслитраций… и даже “идиотизмов” при переводе научно-технической литературы».

Е.К. Масловский

Вопросы и ответы | Перевод field wiring Просмотров: 631 | Дата: 02.04.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Нина (г. Москва):
Уважаемый Дмитрий Иванович, добрый день! У меня возник вопрос по поводу использования в русскоязычных текстах терминов «космонавт» и «астронавт». НАСА называет «своих» словом «astronaut», а «cosmonaut» использует для именования участников Федеральной космической программы (The term cosmonaut refers to those space sailors who are members of the Russian space program. Источник: сайт НАСА) Стоит ли нам придерживаться следующей логики: если исследователь российский, то он космонавт, если американский/европейский, то астронавт? И если с американцами все более-менее однозначно, то варианты «итальянский космонавт» / «итальянский астронавт» чередуются. Также, как быть с китайцами? В прессе употребляют и «китайский космонавт» и немного экзотическое «тайконавт». Понятно, что и «американский космонавт» особых вопросов у читателей не вызовет, но, может, стоит придерживаться четкой терминологии? Что бы Вы посоветовали? Заранее спасибо!

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

«Традиция» называть американских космонавтов астронавтами возникла ещё в 60-е годы ХХ века с лёгкой руки советской прессы. А на пике советско-американской разрядки, в 1975 году, её «подкрепил» совместный космический полёт «Аполлон-Союз», когда вместо сочетаний с прилагательными журналистам было удобно говорить «астронавты» об американских участниках и «космонавты» — о советских. Ну, и американцы пошли почему-то по тому же пути. Может быть, они вспомнили, что и советские спутники у них назывались транслитерацией sputnik...

Никому, конечно, не запрещается продолжать эту словесную практику, но нормой она никогда не провозглашалась. Всегда были и такие СМИ, которые спокойно употребляли слово «космонавт» в отношении и русских, и американцев, и вообще представителей этой профессии любого гражданства. Что, разумеется, логично и что я всем и советую. Мы же не используем разные синонимы слова «лётчик» в зависимости от того, из какой страны пилот или его самолёт. Тем более что при создании международных экипажей в этом будет всё труднее разобраться.

Итак, ещё раз: я рекомендую употреблять слово космонавт в отношении любых представителей этой профессии, независимо от их собственного гражданства и от того, какой стране принадлежит космический корабль, которым они управляют.

Вопросы и ответы | Космонавт или астронавт? Просмотров: 545 | Дата: 23.03.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (1)
Андрей (г. Надым):
Добрый день, Дмитрий Иванович, скажите, прав ли я, что считаю два вопроса (ниже) некорректными в тесте:

1) The ... from London to Bristol takes two hours by car.
a) travel b) journey c) voyage d) driving

Из предложенных вариантов ответов, больше всего подходят два: А и В. Но, насколько я помню, Journey обычно подразумевается долгим и есть устойчивое выражение Long journey. В предложении указана поездка в 2 часа - это не долго. А основное значение Travel - путешествие. По-моему, "путешествие на машине" звучит даже по русски некорректно. Разрешите, пожалуйста, наш с преподавателями спор.

2) War and Peace is a novel by the Russian author Leo Tolstoy, first ... (publish) ... in its entirety in 1869.

Я считаю, что в данном предложении можно использовать два варианта: PUBLISHED и WAS PUBLISHED - "впервые опубликованный в" , "впервые был опубликован в", но автор теста дает только ОДИН правильный вариант в ответе, с чем мы не согласны. Очень надеемся, что у вас найдется 5 минут свободного времени и вы дадите нам самый исчерпывающий ответ. Спасибо вам заранее. С уважением

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

С удовольствием отвечу на Ваши вопросы.

1) В этом примере годится только journey. Да, под этим словом подразумевается обычно длительное путешествие, но чётких критериев этого нет. Для меня, например, два часа на машине — это достаточно долгая поездка. Более того, journey может применяться даже к таким коротким поездкам, как поездка на трамвае или ином виде городского транспорта, например: a ten-journey ticketбилет на десять поездок. Travel здесь не подходит, т.к. это существительное из разряда непрерывных абстрактных, а в дискретном значении оно употребляется только во множественном числе (например, She amassed a lot of experience during her travels). (О непрерывных и дискретных существительных написано в моём ученике «Русско-английский перевод» на с. 17–22). Voyage не годится потому, что обозначает, как правило, морское или космическое путешествие, а driving — потому, что это герундий, т.е. глагольная форма, которая не может выступать в качестве дискретного существительного (уточню, что речь идёт именно об этом герундии, driving, а герундии некоторых других глаголов способны означать дискретные понятия).

2) Здесь уместен только первый вариант. Неполные предложения без подлежащего (как в русском: «"Война и мир" — это роман Толстого, опубликован в 1869 году» для английского языка не характерны. Иногда что-то подобное можно встретить в энциклопедиях, где применяется "телеграфный" стиль, но тест всё-таки предназначен для усвоения нормативной речи. А в нормативной литературной речи здесь на место пробела «просится» причастие и ничто иное.

Вопросы и ответы | Некорректные вопросы в тестах Просмотров: 585 | Дата: 11.03.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Александр (Москва):
Здравствуйте, Дмитрий Иванович! Пишет Вам геолог и научный сотрудник одного из институтов РАН. При подготовке научных статей на английском, я сталкиваюсь с проблемой корректного перевода русских геологических терминов, как правило, производных от географических (сибирских) названий. Например, ивакинская свита (обособленное геологическое тело горизонтального залегания) названа по ручью Ивакин, сыверминская свита в том же районе (Норильск) получила название от речки Сыверма. Я встречал в английских статьях варианты написания этих свит как Ivakinskaya, Syverminskaya, но на русских геологических картах с английским переводом текста мне попадались также Ivakin и Syverma Formations (реже Suites). Если я правильно понял ваши комментарии в рубрике Вопросы-ответы, разумнее использовать перевод основы, в данном случае - географического имени места, от которых произошли названия геологических тел (свит)? В таком случае, свиты надо было бы называть по второму варианту (Ivakin и Syverma Formations). Вот еще один пример геологических терминов, производных от географического названия. Месторождение железных руд в Иркутской области называется Коршуновским. Полагают, что своим именем оно обязано речке Коршунихе. Однако в статье мне приходится упоминать также коршуновский карьер (или, в полном варианте, карьер Коршуновского месторождения), где я собирал образцы и коршуновскую трубку взрыва, которая вмещает в себя эти железные руды. В первом варианте статьи я выбрал варианты Korshunovskoe deposit, Korshunovsky open pit и Korshynovskaya explosion pipe (diatreme), однако после долгих размышлений и консультаций я решил сократить название до основы слова Korshunovsk для всех трех вариантов. Уже после отправки статьи, мои друзья-переводчики прислали мне ссылку на Ваш сайт, где я ознакомился со всеми вопросами-ответами и решил напрямую обратиться к Вам, подняв тему корректного перевода геологических терминов, производных от географических названий.

 

 

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Уважаемый Александр, Вы задали очень актуальный вопрос. Решается он не так просто. Не знаю, читали ли Вы мой ответ на подобный вопрос, размещённый здесь, но кратко повторю суть: мы ориентируемся на исходный топоним чаще всего в названиях административных единиц, образуемых по устойчивой и регулярной модели, например Солонешенский район — Soloneshnoye District, Советский район — Sovetskoye District, от названий районных центров.

Но в наименованиях геологического характера, в том числе месторождений, ситуация иная: там не всегда можно установить, от какой исходной единицы образовано наименование. Поэтому сложилась традиция передавать ПОЛНУЮ ФОРМУ таких наименований. Поэтому, например, нефтяное месторождение Приразломное — Prirazlomnoye field, Ивакинская свита — Ivakinskaya formation, Коршуновское месторождение — Korshunovskoye deposit. Что касается вторичных объектов, относящихся к этому месторождению, я бы рекомендовал для них всех использовать наименование месторождения как исходный топоним, т.е., например, передавать Коршуновский карьер как Korshunovskoye quarry (или open pit): Вы же сами пишете, что его полное наименование — карьер Коршуновского месторождения. Поэтому англозяычным пользователям будет понятно, что все объекты, обозначенные словом Korshunovskoye, относятся к этому месторождению.

Что касается Вашего решения «обрубить» все варианты до основы Korshunovsk, мне оно кажется некорректным. Такой вариант создает впечатление о существовании некоего объекта под названием Korshunovsk (города?), которого на самом деле нет. Категорически не советовал бы делать такой выбор.

Герман:
Уважаемый Дмитрий Иванович! В своём учебнике "Русско-английский перевод" вы пишете, что у нас сложилась мировая практика «транслитерировать латиницей русские аббревиатуры, обозначающие организационно-правовую форму в составе эргонима: AO, ZAO, OAO, OOO, TOO и т.д.» Но во вступительной части договоров часто пишут (что лично мне кажется избыточным) полное и краткое название компании. Например: «…общество с ограниченной ответственностью «Бин» (ООО «Бин»), далее по тексту «Продавец», с одной стороны, и…». Если полное название перевести Bin Limited Liability Company и при этом транслитерировать краткое название OOO “Bin” налицо будет смысловое несоответствие. Как же быть: транслитерировать «общество с ограниченной ответственностью» или заменять OOO на LLC?

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Начну с того, что полное название компании я бы рекомендовал перевести как "Bin, a Limited Liability Company", т.е. добавил бы запятую и неопределённый артикль. (В учебнике объясняется эта рекомендация.)

Теперь по существу ответ на Ваш вопрос. Нет, я не вижу никакого несоответствия, тем более "смыслового". В практике перевода сплошь и рядом встречаются случаи, когда полное название калькируется, а сокращённое — транслитерируется. Самые известные примеры — НАТО (Североатлантический альянс) и KGB (the Committee for State Security). Это вполне допустимо и в случае OOO — Limited Liability Company. Другое дело, что компания при регистрации своих документов по каким-либо причинам (например, по причине ведения масштабного бизнеса в странах английского языка или по любой другой причине) пожелает юридически зафиксировать в своих учредительных бумагах иной вариант краткого названия в написании на латинице, например BIN LLC. Наше законодательство этого не запрещает. В таком случае, после официальной регистрации такого названия, переводчики обязаны придерживаться именно этого варианта.

Однако добавлю к этому, что целый ряд международных компаний, имеющих дочерние структуры в России, специально регистрируют эти структуры в РФ с транслитерированными аббревиатурами в сокращённом варианте наименования, чтобы таким образом отличить фирму от ее "родственниц" в других странах. Поэтому, например, официальное наименование по-английски российского "Райффайзенбанка" — ZAO Raiffeisenbank. "Дочка" в Венгрии именуется Raiffeisen Bank Rt., в Сербии — Raiffeisenbank a.d., в Болгарии — Raiffeisenbank E.A.D. и так далее. Везде используются транслитерации местных аббревиатур.

Марина (г. Москва):
Уважаемый Дмитрий Иванович, в переводческой литературе подробно описано, как сдвинулась семантика глагола "шокировать". Сегодня его зачастую употребляют в значении "потрясать". Однако порой обойтись без этой кальки оказывается не так-то просто. Сейчас ищем с коллегами адекватное соответствие емкому английскому disturbing images. Первым в голову приходит вариант "шокирующие кадры", хотя всем понятно, что это неточная формулировка. А подобрать такой же краткий и универсальный вариант не получается. Заранее спасибо за ответ!

Д.И. ЕРМОЛОВИЧ:

Конечно, чтобы подобрать удачное соответствие, неплохо бы просмотреть те кадры, о которых идёт речь. Потому что какие-то disturbing images действительно могут быть шокирующими, а какие-то вызывают не столь сильную реакцию. Мой учитель Яков Иосифович Рецкер в таких случаях говорил, что к таким словам можно подобрать лишь вариантные соответствия, которые нужно искать для каждой конкретной ситуации или контекста. Он в таких случаях обращался к английским словарям синонимов и смотрел, с какими понятиями данное слово тесно соприкасается.

Поступим и мы так. В синонимическом словаре American Thesaurus это слово сочетается с такими синонимами:

worrying, perturbing, troubling, upsetting; distressing, discomfiting, disconcerting, disquieting, unsettling, dismaying, alarming, frightening.

Диапазон, как видим, широк: от "тревожного" до "пугающего".

Если же мы контекста не знаем или наша задача — во что бы то ни стало подобрать однословный синоним, наименее зависимый от контекста, то я, пожалуй, пошёл бы по пути генерализации и предложил что-нибудь вроде проблемные / проблематичные кадры. А если необязательно однословный, то придётся использовать описательный перевод, например "кадры, способные нервировать / травмировать зрителя", "кадры, способные вызвать дискомфорт / беспокойство у зрителя".

Вопросы и ответы | Disturbing images vs шокирующие кадры Просмотров: 483 | Дата: 24.02.2016 | Рейтинг: 0.0/0 | Комментарии (0)
Уважаемый Дмитрий Иванович, Хотел бы узнать Ваше мнение как специалиста в области имен собственных по поводу перевода фильма, название которого состоит из вымышленного имени пользователя сайта знакомств. Речь идет об аргентинской картине Abzurdah 2015 года (http://www.kinopoisk.ru/film/897587/). Я навел справку в Википедии, где сказано, что фильм снят по мотивам автобиографии Сиело Латини, В этой истории автор на своем примере показывает реальную жизнь подростков: анорексия, булимия, деградация, прессинг, виртуальный секс, непонимание со стороны родителей, отношения со взрослым мужчиной, депрессия, суицид. Известно, что в индустрии киноперевода уже так сложилось, что многие фильмы выходят в несколько или существенно видоизмененном виде из прагматических соображений (чтобы прежде всего привлечь внимание аудитории и собрать кассу), однако меня интересует, как поступать переводчику в том случае, когда мотивировка имени, в частности интернет-псевдонима (или никнейма, как еще их называют сами пользователи), не совсем ясна или вовсе туманна. Понятно, что способов образования псевдонимов великое множество и понять, почему девушка выбрала для себя имя Abzurdah, сложно без просмотра фильма и чтения первоисточника, в котором автор, наверное, как-то раскрывает истоки или хотя бы намекает на то, откуда взялось такое необычное имя - Abzurdah. Я взял с полки Вашу книгу "Имена собственные: теория и практика межъязыковой передачи" 2005 года и стал искать тему, связанную с передачей прозвищ. Однако загвоздка, на мой взгляд, в том, что тема касается имен пусть и вымышленных в целях создания художественного образа, но все же чем-то мотивированных. И примеры все приводятся в основном из литературы, а не блогосферы или шире - Интернета. И мне стало любопытно, как бы Вы поступили, если бы, скажем, Вас попросили придумать название для этого фильма, но кроме трейлера никакой иной возможности с ним познакомиться у Вас нет и книги под рукой тоже нет, потому что времени на ее чтение нет. В Вашем распоряжении лишь указание на то, что в сюжете говорится о девушке под ником Abzurdah, которая влюбляется в парня на сайте знакомств и потом теряет голову от неразделенной любви. Я не поленился и справился в словаре ABBYY Lingvo о том, есть ли какие-то похожи на это слово формы. Словарь выдал только absurdez, absurdidad и absurdo. Слово в оригинале напоминает мне что-то из французского, хотя такое впечатление может быть обманчиво. Если бы речь шла о статье, где упоминается название фильма, то я бы оставил его исходное написание (... в фильме Abzurdah). С другой стороны, если его показывать зрителям без перевода, то по меньшей мере возникнет недоумение. Мол, слово ведь похоже на абсурд и почему бы не передать хотя бы так. Впрочем, поскольку в картине напрямую затрагивается тема разновозрастной любви у подростков, толкающей их на безумные поступки, то вполне возможен вариант "Абсурдная любовь" или "Одержимая любовь". Здесь, правда, можно упрекнуть в том, что такие названия уже встречаются в истории кино и оригинальностью не отличаются. Стоило ли бы в данном случае передавать абсурдность вымышленного имени? К тому же, как мы знаем, название должно быть запоминающимся и кратким. Я не прошу Вас предлагать мне свой перевод (на Ваше усмотрение). Мне интересна сама стратегия работы. Спасибо Вам за книгу "Имена собственные". Пользуюсь ей постоянно и часто перечитываю.
Категории раздела
Вопросы и ответы [278]
В этой рубрике размещаются вопросы, которые пользователи сайта задают Д.И. Ермоловичу
Дополняем НБРАС [5]
Сюда можно направлять все предложения, дополнения и замечания по содержанию "Нового Большого русско-английского словаря" Д.И. Ермоловича и Т.М. Красавиной
Дискуссии и полемика [80]
В этой рубрике можно высказать своё мнение по дискуссионным вопросам
Поиск по сайту